РОССИЙСКИЙ РОК-ФОРУМ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » РОССИЙСКИЙ РОК-ФОРУМ » Тексты песен » Ночные снайперы- тексты песен без аккордов


Ночные снайперы- тексты песен без аккордов

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1998 - Капля дегтя в бочке меда - часть 1


Русский пассажир

Посвящается Siouxsie & the Banshees 
 
Жить осталocь чуть-чуть,
и уже на ладонях заметны следы
прозрачного льда.
Но на улицах города
в сумерках плавятся
те же огни.
Под мостами танцует
слезами умытая
та же вода,
что расстаяла,
не доверяя теплу, на ладони.

А внезапное лето
зацепилось за башенный шпиль
и трепещет, звеня рукавами,
от страха и ветра,
и шершавая ткань его платья
летит над вечерней толпой.
И не важно зачем
так стремительно сладко ко мне
приближается небо,
и не важно куда
так стремительно
быстро и горько уходит
любовь.

Пахнет русским фольклором.
И хотя мой отец никогда не любил
хлеба с солью, свыше данную роль
мы делили всегда пополам,
были сыты для нас
приготовленной болью.
Он постиг ее суть,
руки раскинув по швам,
на полвека быстрее, чем я,
ни о чем не моля.

А по реке идут льды.
А по мосту иду я .
Мы простимся с тобой
у холодной воды.
Обогнав себя, смерть
стоит у руля
и в глазах ее - блеск
последней звезды.
Торопись скорей,
там заждались меня.
И не важно теперь чей черед -
очередность не в счет.

Диана Арбенина
декабрь 1995

Блины по-снайперски

Никому ничего не скажу.
Занавешу окна, сяду на пол.
И всю ночь я вот так просижу.
Не меняю привычек так скоро я.

Будет ночь бить в немое стекло,
разноцветным ветром ломая цветы,
и в домах будут печь блины,
постепенно становясь "на ты".

Если хочешь, будь активен со мной.
Если хочешь, я буду с тобой нежна.
Ты поёшь, я пою о любви,
что ж, пора узнать, какова она.

Воробьи стали жертвой зрачка.
Контур губ слегка изменён.
Зеленеет на асфальте трава
и качается мост. Как устойчив он!

Это всё. Может быть, может нет.
Красный цвет - не в упрёк годам.
будем жить параллелью имён,
я по-прежнему здесь, ты по-прежнему там.

Диана Арбенина

 
 

Автомобильный блюз

 
По мостам, по мостам, по мостам,
по помостам.
Рядом с тобой, но так далеко от тебя.
Солнце в лицо, небо безоблачно,
Адмиралтейство в Неве отражается
золотом, медом, игольчатым конусом
в темных зрачках преломляет себя.
И проносятся архитектурные подвиги
мимо машин,
в одной из которых
мне так сладостно-больно
видеть тебя.

Свет одиночества, тени сомнения,
горсти забвения, свет неприкаянный.
Поздно раскаянье. Суть вдохновения -
только желание - суть поражения.
И я не стою твоих устремлений,
но горло поет неуставаемо,
и я нечаянно вдруг получу
в награду твой взгляд,
и растаю случайно.
И продолжать не стоит нам более,
но траектория к нам возвращается.
Я остаюсь собой тем мне менее
в чьём-то авто, несущим тебя и меня.

Золото плавят - руно получается,
но не кончается, не обнаружится
зелень материи, бабочкой брови -
и мы кончаемся, мы образуемся,
мы образумились и заключается
в этом ответ на мое одиночество.
Ты станешь легче, для всех мы веселые,
мы для себя все же будем печальными.
Трагикомедию - к черту! Феерия -
лучший подарок для сердца и памяти.
Стоило броситься ласточкой, теменем,
чувствуя в чьём-то авто близость тебя.

Ты - против ветра, но против отчаянья.
Я - за спиной, напротив луны.
Ты открываешь секрет обаяния
и перспективы уже не нужны.
Вязь муравьиная почерка нежного
нужного, главного, необходимого.
Радость познания, мера дознания,
выбор идти по пути серединному.

Мы обручились, и мы не расстанемся,
но растворяемся. Время осознанно.
Только не думай об этом заранее,
мне оставляя свободу, не более.
Мы еще съездим в далекие страны
и в близкие тоже, об этом особо.
Ты сделал меня абсолютно спокойной,
спасибо тебе, безупречно жестокой.
Свечи при встрече, и - безусловно -
игристые вина на трезвый рассудок.
Мне без тебя - невыносимо.
С тобой - не дожить до следущих суток.
Скоро мой выход...

Скоро мой выход,
и скорость сбавляя,
мотор прибавляет себя к тишине.
Кивок, поцелуй -
ритуал безупречен.
Что еще нужно мне ?

Диана Арбенина
1997

 
 
Так начинался день

Разбуженный лед плакал на понедельник
к началу прихода размытых дверей.
Кто-то влезал тихо на подоконник
и с грустью смотрел на счастливых людей.
Цвет троекратно не предсказуем
на перекрестках асфальтовых лент.
Погоня за страхом быть не убитым,
входит в привычку за долгостью лет.

Так начинался день...

А город крошился на черном и белом,
пуская в себя сок отравленных дней.
А небо забыло свою отчужденность,
бросая к ногам трафареты теней.
Она знает то, что не знает реальность.
Она видит там, где не видят огни.
Ее серебро на мою безымянность
легло, когда мы остались одни.

Так начинался день...

А время текло из-под пальцев на струнах,
сплетая в слова смысл прожитых лет.
А кроны деревьев ссыпались на землю,
касаясь листвою твоих эполет.
Она никогда не узнает о камне,
лежащем на дне прозрачной реки,
И влажный овал ее облака ночи
не станет светлей в квадрате любви.

Так начинался день...

Светлана Сурганова
январь 1995

Jazz

He пo дням, а по колодам лет
я пробираюсь к тебе.
Ползу по спирали и след твой теряю
в ритмах минувших побед.

Мне бы хотелось петь джаз
в руках твоих.
Дай мне шанс.

Зимняя тяжесть, влюбленная влажность
капризных губ на стекле.
Нелепости жизни, уставшие мысли
мешают вернуться к тебе.

Мне бы хотелось петь джаз...

Диана Арбенина
1994


Только шум на реке

Только шум на реке
да кленовые листья
успокоят мне душу,
согреют меня.
Поплыву по воде
да по стонущим письмам.
Поплыву по реке
среди белого льда.
И лед будет биться
о мои руки и плечи.
И будет царапать
мою шею и грудь.
И кто-нибудь здесь,
а может быть ниже
будет звать меня,
заставляя тонуть.
Вот и все... Год на исходе...

Диана Арбенина
1993


Алмазный Британец

Какие ужасные ночи
без тебя.
Когда-нибудь
я расплету клубок
и между двух зеленых холмов
я увижу следы, а пока -

я вспоминаю тебя.
Я вспоминаю тебя,
мой алмазный.
Я вспоминаю тебя.
Я вспоминаю тебя,
мой алмазный британец.

Какие прекрасные лица
у тебя.
Глаза твои
по золотой дороге.
И скорость двести километров в минуту
в одном экипаже с болью.

Я вспоминаю тебя…

Какие красивые руки
у тебя.
Когда-нибудь
ты окажешь мне честь
и позволишь стать твоим ювелиром.
Я буду ждать, а пока -

я вспоминаю тебя.

Диана Арбенина
1996


Завоюй меня

Белые флаги на башнях моего города.
В городе моем пусто и холодно.
В светлой комнате давно идет дождь.
Хорошо, что ты не идешь.

Завоюй меня.
Завоюй меня.
От окрепших шагов -
до последнего дня.
От тепла -
до сгоревшего в пепле огня.
Завоюй меня.

Красные флаги на башнях моего старения.
Тонкий вкус вечеров с попытками зрения.
Но расстояний суть такова,
что верность без тела мертва.

Завоюй меня...

Черные флаги на башнях моей святости.
Дерево вечной тоски без плодов и радости.
В пыльных окнах - покинутый взгляд.
Асфальт без дороги назад.

Завоюй меня...

А когда все флаги ня башнях станут темно-синими,
мы с тобой улетим в небеса тревожно-бессильные.
Но если закончен путь без конца
к чему откровенность лица?

Завоюй меня...

Диана Арбенина
1995

По волнам твоих слёз

По волнам твоих слёз
я уеду домой.
Путь окончится мой
в километре нуля.
Отпусти меня, видишь
какая луна.
Мы с тобой навсегда
останемся здесь.
И отсюда уйдем.

Двадцать лет под стеклом.
Под крылами ночи.
В ожидании - смысл,
а во встречах - "прощай".
Отпусти меня, видишь,
мое ремесло?
Когда будет темно
посиди, помолчи.
Мы отсюда ушли.

Малахитовых глаз
не беда, а мольба.
Я иду по степи.
Только где же простор?
Отпусти меня, видишь,
какая стрела
высоко-высоко?
Закрой свою дверь.
Мы отсюда ушли.

Вьется пыль. А тоска
притаилась в седле.
Уезжаю затем,
чтоб сказать себе: "Всё!".
Отпусти меня, видишь,
я уже на коне.
А печальная птица
сломала крыло,
возвращаясь домой.

Диана Арбенина.
10 февраля 1995


Зовёт дорога

Зовёт дорога меня в путь.
Зовёт асфальт меня куда-нибудь.
Зелёный поезд, огни и ночь.
Пустынный тамбур, темно и скорость.

Вперёд одна, а сердце рвется
и расстается с тобой, с тобой, с тобой.
Кто знает, вдруг оно вернётся -
тебе простит былую боль.

Я знаю, ты меня дождёшься,
и будет дверь твоя открыта мне,
и будет дуть опять по проводам
осенний блюз молчащих телеграмм.

Вокзал, перрон, дорога снова
зовёт меня к себе в привычный плен.
А ты молчишь, и так сурово!
Ты ждёшь опять каких-то перемен.

Я снова здесь, я снова рядом.
Опять поют все те же провода.
Ну, подожди, и будем снова мы
с тобой вдвоём, вдвоём, всегда, всегда.

Диана Арбенина
август 1995


Я раскрашивал небо

Я раскрашивал небо, как мог.
Оно было белым, как белый день.
Я лил столько краски на небеса,
и не мог понять, откуда там тень.
Это было в жаркий июльский день,
когда болота горят,
когда зажигается дом
от одного взгляда.

Я раскрашивал небо как мог.
Оно было белым, как белый день
Я лил столько краски на небеса,
и не мог понять, откуда там тень.
Это было в жаркий июльский день,
когда болота горят,
когда зажигается город
от одного взгляда.

Я раскрашивал небо как мог.
Оно было белым, как белый день
Я лил столько краски на небеса,
и не мог понять, откуда там тень.
Это было в жаркий июльский день,
когда болота горят,
когда зажигается мир
от одного взгляда.

Я раскрашивал небо как мог.
Оно было белым, как белый день
Я лил столько краски на небеса,
и не мог понять, откуда там тень.
Это было в жаркий июльский день,
когда болота горят,
когда зажигается всё
от одного взгляда.

Диана Арбенина


Уп-тау-ду

Приходит ночь. И ты идешь ко мне.
Ты песню мне поешь о плачущей луне.
Я знаю секрет твоего мастерства.
Твой голос дрожит, и так нежны слова.

Уп-тау-тау-ду.

Я каждый день тебя в толпе ищу.
Я подчиняю свою жизнь скрипичному ключу.
Я снова хочу жить, я включаю свет.
Я выхожу под дождь сказать тебе: "Привет!"

Уп-тау-тау-ду.

По мокрым площадям и сказочным бульварам
твоя улыбка будет танцевать со мной.
Я знаю, мы с тобой встретились недаром:
Мы встретились с тобою, чтоб забыть покой.

Уп-тау-тау-ду

Диана Арбенина
1994

0

2

1998 - Капля дегтя в бочке меда - часть 2

Я не знаю кто ты

Я не знаю кто ты.
Я не знаю кто ты.
Мне и не надо.
Мне и не надо.
Хрупкое чудо ты.
Такое хрупкое чудо ты.
Ростки и семена.
Ростки и семена.

Небо, небо, небо,
небо надо мной.
Воздух, воздух, воздух,
воздух ледяной.
Я спою тебе моим
классическим сопрано:
"Ла, ла, ла, ла, ла, ла, ла".

Тебе,
тебе принадлежащая.
С тобой,
с тобою близлежащая
прошу не много.
К тебе -
к тебе несправедливая.
Но - о!
Но очень терпеливая.
Не надо больше.

Нежно достань стрелу
и прокуси плечо.
Я не увижу. Я не увижу.
Хрупкими могут быть.
Такими хрупкими могут быть
самоубийцы мыши,
самоубийцы мыши.

Небо, небо, небо,
небо надо мной…

Диана Арбенина
26 мая 1997

В этом городе фонарей.

В этом городе фонарей
мимолётных холодных встреч
ты возьми меня, обогрей
ты сумей меня уберечь.

В этом городе темнота.
И никто меня не поймёт,
когда губ твоих немота
моё сердце вдруг обожжёт.

В этом городе тишина.
И старинных домов оскал.
Я кому-то ещё нужна.
Меня кто-то вчера искал.

В этом городе уходил
мой последний пустой трамвай,
средь замёрзших, сырых могил
ты мой новый приют узнай.

Марина Чен

Романс №4

По твоей загорелой руке
я читаю молитву.
Мы с тобой расстаёмся,
мой друг, навсегда, навсегда.
И дрожат мои губы.
Я кривлю их в улыбке.
Я готова. И ты подаешь мне пальто.
Мы уходим, а на улице вечер,
и сырая метель, и замерзшие псы.
Ты меня провожаешь.
Ах, как светел, как светел
на щеке твоей луч фонаря.

Нами прожит еще один день -
самый долгий и краткий.
Ты шагаешь так быстро -
мне трудно успеть за тобой.
Мы уже на пороге. Ты рассеянно нежен.
Я стою у окна и смотрю тебе вслед.
Одинокий дым по комнате вьется.
Сколько будет ночей без тебя,
без тебя.
Ты все дальше и дальше.
Но как светел, как светел
на щеке твоей луч фонаря.

Диана Арбенина
13 февраля 1996


Бутылки

Воет, воет южный ветер,
южный ветер для проклятий.
Мы с тобой одни на свете.
Мы с тобой друг другу братья.
Наши сестры не знакомы.
Они встретятся не скоро.
Обойдутся без объятий.
Случай неблагоприятен.
Тем не менее, конечно,
мы с тобой не обойдёмся
без красивых стильных жестов,
без желания продолжить
наши встречи, потанцуем,
попоем и завоюем,
как итог поставим точку,
в общем, скоротаем ночку
вчетвером. Нам нужен пятый:
все звенит от напряженья.
Я уже не ощущаю,
только чувствую скольженье
на - набедренной повязки
и уже боюсь развязки,
перепутаны все лица,
пусть мне лучше это снится.
Но звонок. И нас четыре, плюс
четыре, плюс пятнадцать.
Все смешалось в нашем доме,
в нашем мире, нашем царстве.
И красавица-девица
смотрит грустно и прощально.
И мне хочется напиться
только с ней и только чаю.
И не чаю в завершенье
с ней проснуться рано утром
и победным маршем в душ я
отправляюсь, это чудно.
И с хозяином-занудой
расстаёмся мы душевно
и не очень это трудно,
очень даже совершенно.

Диана Арбенина
9 марта 1998

До востребования

Ангелам в подарок мои грехи;
чтобы отвернулись и улетели.
В сорок лет читать свои стихи
вечером кому-то - шаг отважный.
Снайперам в подарок пальцы и курки.
По твоей спине читаю адрес важный:

До-до-до-до-до-
во-востребова-
ни-я, не ты, никто
не устоит, когда
уcтои стоят ничего,
когда года с привычкой спорят
и лебединой песне лет
обычным слогом губы вторят.

Да мы проиграли, ну и что?
Время бесполезней шелухи.
В литрах пива не достать до дна.
Но с тобой мне было хорошо.
То, что помнишь ты, то помню я.
То, что помню я, то помнишь ты.
Милые наивные мечты.
Сказки-обещания.

Выход есть, но он один.
Это выход на дорогу.
Я скажу тебе немного:
"Оставайся цел и невредим."
И вперед иду, вперед
белой стрелкой в синем круге,
четкой линией по полю
траекторией на взлет.
Указатель не поймет -
это суша или море,
это радость или горе,
это смерть или полет.

Только сузятся глаза
и метнутся отраженьем,
и кошачьих фар скольженье
ослепит и промелькнет.

Диана Арбенина.
Май 1998


Лист филь

Ты читаешь много книг,
но не скажешь обо мне и пару слов.
Ты играешь на трубе
в черно-белых клавишах последних снов.
Мне не трудно посмотреть в окно
и увидеть там огни машин.
Да что толку, все предрешено:
я не жду, а ты всю жизнь спешишь.

Мимо облака плывут.
Иногда я забываю о тебе.
Непрочерченный маршрут
от моей любви к твоей судьбе.
Мне не трудно повернуться и уйти.
И оставить взгляд твой за спиной.
Да что толку, дальше нет пути:
ты всегда останешься со мной.

Диана Арбенина
1993


Пороховая

Мой взгляд сроднился
с гладью стекла,
за которым зима.
Из январских туч
крошит белый песок,
тревога давит висок.
Как много дыма ушло
из-под выдохов дней,
как хочется к ней.
И кто бы дал мне ответ,
какой длины стена
от нее до меня.

Давно изучен каждый штрих,
давно изучен каждый шорох.
Мой невидимый старик
сушит слезы, будто порох.
Заменив окно на потолок,
зрачок застрял на паутине.
Ты не видишь, как на дно
идет мое: "Нет, не покинет".

На циферблате число
стрелки взяло в плен -
это предел.
День уткнулся в восток
на старте и слёг.
Вздремнуть бы часок.
Но мысли и слух
забыли про сон -
ждут в унисон.
Слепое окно
в своей немоте
твердит о тебе.

Давно изучен каждый штрих,
давно изучен каждый шорох.
Мой невидимый старик
сушит слезы, будто порох.
Заменив окно на потолок,
зрачок застрял на паутине.
Ты не видишь, как на дно
идет мое: "Нет, не покинет"...

Светлана Сурганова
январь 1994

Тайна

Я несу ее нежно, мою страшную тайну,
идеальную точность в оловянных запястьях.
Если ты вдруг заметишь мое отраженье,
я тебя огорчу, ты не сможешь простить мне

эти бесшумные жесты -
символы невозвращенья.
Мне ничего так не нужно.

Не открывай глаза.
Не открывай глаза.
Не открывай глаза.
Верь мне.

Я несу ее нежно, мою страшную тайну,
пеленаю и прячу глубоко под ключицу.
У тебя будет много настоящего в смерти,
предстоящего в жизни, только лучшее лучших.
Но ничего не случится. Но ничего не случится.

Я несу ее нежно, мою страшную тайну
от звонка до звонка, от порога к порогу.
Если нам повезет, мы не встретимся больше,
не расстанемся на расстоянье в два дюйма.

Ты превращаешься в образ
беспрецедентный, как чудо.
Мне ничего так не нужно.
Не открывай глаза.
Не открывай глаза.
Не открывай глаза.
Поздно. Трижды поздно.

Диана Арбенина
апрель 1998


Блюзы гор

Блюзы гор
мне пел в сентябре
раскаленный и ласковый горн.
Вместо лиц в доме были огни.
Мы боги с тобой,
но только в земной пыли.
Но под ногами уже хрустел лед.
И осень смотрела откуда-то издалека.
Мы знали: всему свой черёд.
Но что-то шептало мне:
гибель близка.

Где-то
летит самолет из стали,
но нет силуэта той буквы,
которую ждали
стройные куплеты.
Где ты?

Шерсть - это не коленкор,
хранящий печальную свежесть твою,
Прищуренных глаз молчаливый укор.
Не бойся, я этот куплет
не допою.
Но горн, что ты делаешь там,
и на какие смотришь часы?
Я не делю любовь пополам.
Я никогда не пoставлю
тебя на весы.

Где-то...

Диана Арбенина
ноябрь 1993


Офицерская жена

Ты говорила и словам
дрожали свечи на столе.
А он звенел и обмирал,
всегда встревоженный немного.
Ты говорила о любви.
Ты умоляла: "Не спеши".
Он соглашался,
суету топя на дне своих вопросов.
И с плеч упал ее платок.
И пролежал так до утра.

Ты говорила. Он молчал.
И сердце ныло: "Мне пора".
А кости - детская игра,
и за плечами путь обратный.
И вот тогда ты поняла -
его оставить невозможно.
Неумолимое "вчера"
уже прощалось с другом "завтра".

И провожать ты не пошла.
И ты осталась у окна.
Ты говорила и звала.
Ты отвечала улыбаясь.
Год снова месяцы и дни
забросил в новенькие соты.
Вокруг летали мотыли
родные ей, но далеко.
Она уже сняла кольцо.
Она на небо не смотрела.
И небо стало далеко.

Диана Арбенина
март 1998


Бу-бу

Он был печальный и серьёзный,
он вернулся к жене.
Цветы по-прежнему не пахли
на немытом окне.
"Как на войне", - подумал он, -
"в той стороне, откуда я,
растут деревья".

Мотор свернулся эмбрионом
в животе гаража.
Он вымыл шею, две руки
и сел за стол не спеша.
Хотелось спать, смотреть кино,
что абсолютно всё равно, когда устанешь.

Как это весело спешить к тебе на полном ходу.
Я знаю точно, что к тебе сегодня снова приду,
А остальное - за спиною,
не догонит, не поймает,
тот, кто помнит - понимает,
понимает.

Наутро серые кварталы
проносились стеной.
Он, как всегда, пришёл последним
и с больной головой.
"Как на войне", - подумал он, -
"в той стороне, откуда я,
друг другу рады".

И понедельник покатился
первым камнем с горы.
Так неохотно и туманно,
но до первой поры,
когда пройдёт ещё пять дней,
и можно будет, будет к ней.
Плевать, что дальше.

Как это весело спешить к тебе…

Пришли чужие,
попросили с ними выпить вина.
Она стояла у плиты,
хотя не мёрзла она.
Кричали дети во дворе
и шахматисты, как один, глотали пешек.

Она погладила собаку
по широкому лбу,
и почему-то вспомнила
про птичку и про бу-бу.
Какая странная весна.
А лето будет допоздна
Холодным летом.

Как это весело спешить к тебе…

Диана Арбенина


Кошка

Я видел таких свободных и чистых.
Я видел таких закубованных в рай.
Я видел таких озадаченно-гибких.
Я помню и тех, кто все рвётся за край.
Я знаю таких, что гуляют по крышам.
Встречалиcь и те, кто сидит по домам.
Я в курсе, что снова меня здесь не слышат.
Да я не из тех, кто верит ушам.

Ты - кошка,
которая гуляет сама по себе.

Задержка в пути на срок больше полвека
Кто мог - отдохнул, кто хотел - опоздал.
Я видел тупиц и отступниц от веры.
Я знаю и тех, кому все пополам.
Я много смотрел, но мало что видел.
Я часто тонул в слишком ярких лучах.
Ты много успел, но все же послушай,
тут дело не в крыльях, тут дело в корнях.

Ты - кошка...

Инверсия чувств, как и смена постелей
привычны для жителей этих широт.
В цене постоянство, но в большей - потери
и сплетен фонтан извергающий рот.
Я знаю как жить неразменной монетой.
Я видел инстинктов постылую власть.
Я тоже из тех очумевших поэтов,
кто смог так легко в заблуждение впасть.

Ты - кошка...

Светлана Сурганова
1990


На границе

Имя твое под запретом.
Телефонный голос тает.
Я не спешу к тебе.
Ты - мегаполис, рожденный летом,
ближе, ближе к весне.

На границе,
где воют собаки и плачут львы,
где послушное солнце
ложится в объятья неба,
я тебе подарю ломкий стебель травы,
терпкий запах смолы и немного хлеба.

На границе,
где есть светофоры, но нет дорог,
где седые женщины бреют виски,
я тебе помогу отыскать предлог,
чтоб забыть без труда,
что мы были близки.

Будет ночь в небесах.
Будет терем в лесах.
Будешь ты со мной.
И доволен останется тот,
кто так высоко.
Он благословит нас
своей рукой и станет,
станет опять так далеко.

На границе
хмурых мужей и нервных подруг,
где празднуют годы
совместной и тихой войны,
я тебя сберегу от старческих мук.
Наши счеты и дни уже сочтены.

Диана Арбенина
май 1998


Вот и все мои песенки

Вот и все мои песенки спеты.
Вот и за лесами нету солнца.
Где ты?! Где ты?! Где ты?! Где ты?!

Я тебе скажу - я по тебе скучаю.
Я не сплю ночами, я не сплю ночами.
Где ты?! Где ты?! Где ты?! Где ты?!

Милый, милый друг вспомни обо мне ты.
Может быть услышишь мою песню эту.
Где ты?! Где ты?! Где ты?! Где ты?!

Сонные дома, я сижу зажмурясь,
вспоминаю я о тебе волнуясь.
Где ты?! Где ты?! Где ты?! Где ты?!

Вот и все мои песенки спеты.
Вот и за лесами нету солнца...

Диана Арбенина

0

3

1999 - Детский лепет - часть 1

Солнце

Солнце, я становлюсь твоим лучом. Я режу
кожу и оголяю нервы непритворно.
Соли не будет мало тем, кто станет первым.
Слово утонет в голосе минувшей боли.
Больше не осталось ничего.
Больше не осталось ничего -
теперь мне путь свободен.

Ветер закружит вальс в коре тугих деревьев.
Плечи вишневых стен
сольются с белым фраком.
Видишь, в моем саду теперь играют дети,
игры все те же под кристально-черным флагом.
Я прошу тебя закрой глаза.
Я прошу тебя закрой глаза -
мне в эту ночь не спится.

Запах ночных костров заведомо приятен.
Возраст течет из рук, торопится в дорогу.
Можно теперь тебя обнять, нас только двое.
Кто-то уже успел отдать дань некрологу.
Вот и не осталось ничего.
Вот и не осталось ничего -
а лето пахнет солнцем.

Диана Арбенина
1995

Париж

Я боюсь
открыть лицо
перед тобой. Балласт
становится кольцом
логическим для нас.
Тревожные черты со мной.
Hо ты,
мой праздник, мой судья,
приносишь боль пустых волнений
и ненужность бытия.
И только жест,
последний как арест,
как выстрел воробья.

Я, тобою дорожа,
уже давно
хожу по лезвию ножа.
В объятьях темноты
готова умереть с тобой.
Но ты,
мой омут, мой Париж,
не для меня построил город,
не ко мне туда спешишь.
И только рта
глухая немота,
как звук железных крыш.

Мы разлучены навек
теплом твоих ресниц,
мой любимый человек.
Печальные кроты
уводят в темноту меня.
Но ты,
мой ветренный пират,
не знаешь ты, в чем для меня
твой гордый профиль виноват.
И только взгляд
последний твой,
как в петлю головой.

Диана Арбенина
1994

Стерх и лебедь

Я с тобой была счастлива.
Видела небо и видела крыши,
и были чисты мои руки в темную ночь.
Кто-то приказал развести мосты:
на одном берегу умирал черный стерх,
на другом танцевал белый лебедь,
теряя крылья
навсегда, навсегда.

Ни о чем не прошу тебя.
Было бы странно чего-то хотеть.
Вижу, как ты постепенно
становишься сном.
Прожит первый день, я еще жива.
И зачем тебе знать,
почему я молчу и куда ухожу
навсегда, навсегда.

Только мысли опять ясны.
Стоит ли в небо смотреть,
если сердце в тисках?
Я еду к тебе узнать,
что вернусь без тебя.
Брошен камень в воду,
летит до дна,
а на дне черный стерх,
белый лебедь уснули.
Зачем же так быстро?
Навсегда, навсегда.

Диана Арбенина
август 1995

Вечер в Крыму

Вечер в Крыму.
Мыши в углах.
Я исчерпала
cвой недельный запас тепла.
В южную ночь
страшно смотреть вверх.
Мой север во мне
как вдохновенье.

Отсутствие глаз на твоем лице,
танцует на стене тень крошечной спички.
Мне тебя, любимый, не догнать уже,
я рву связи и ломаю привычки.
Я, наверно, смогла бы уйти с тобой,
выбросив горло в пролет окна,
но ворот белой рубахи
параллелен полоске
на распухшей шее
она так черна.

Вечер в Крыму...

Диана Арбенина
1993


Черно-белый король

Для чего этот звук стал
наградой за смерть?
Для кого ты танцуешь на небе фокстрот?
Ничего не приносит мне дней круговерть.
Никого не зовет твой измученный рот.
Твоя тень обнимает за плечи меня.
Высота отрывает печаль от земли.
Нам с тобой не хватило вчерашнего дня.
На снегу дым костров да кругом корабли.

Я не знаю,
что опять со мной!
Зову я: "Небо! Небо!"
Где ты, черно-белый
мой король?
Но глупо ждать ответа.
Ночь. Сырая мгла.
И раскаленные угли,
но нет тепла.

Я молю тебя, мой черно-белый король,
стань кольцом на моей терпеливой руке.
Не считай наши встречи изящной игрой.
Не держи свою дверь на на английском замке,
Но одна я останусь, а ты не придешь.
Темнота мое горло сожмет тишиной.
Солнца луч прикоснется к холодным губам.
И мольба сольется с кирпичной стеной.

Я не знаю...

Диана Арбенина
март 1995


Птицы

Что вас гонит из города в город,
кто зовет вас в небесную даль?
Певчие птицы зерна с ладоней
с детства, увы, не приучены брать.
Вьюга за окнами, дождь - не преграда.
Есть в крыльях сила, опять не уснуть.
Вас не влечет ни хвала, ни награда.
Певчие птицы, что гонит вас в путь?

В чердачной пыли заброшенных замков
уютней, чем в золоте клеточных спиц.
И если пространства,
то не меньше, чем небо.
И если свободы, то не на двоих.

Что вас гонит из города в город:
восторженность яркой, но все же толпы,
народы, наряды, обычаи, говор,
непостоянство и просто коты?
Так улетайте ж в ночное созвучье
окон зашторенных и фонарей,
в роскошь безлюдных и вымытых улиц,
в строгость каналов и площадей.

Певчие птицы, так радостно-больно
мне наблюдать ваш свободный полет.
Но этот полет так похож на скитанье
от "верю" к "не верю" и наоборот.

Светлана Сурганова.
16 ноября 1992


Cвобода

D
свобода это когда грызёшь верёвку зубами
Gdim
свобода соль простыней обмотанных вокруг тела
                 D
новой победы измученной кашей признаний
D
свобода шум лифта ночью на кухне свет
                   Gdim   
не от свечи зачем? просто для чтения книг
C                      A
свобода это когда ты ничей ни в чём нигде
                           D
ни за чем никуда ни во что никогда
D
свобода это деревянный шест
                                  Gdim
ломающийся в руках на высоте семь метров

и  ещё чуть-чуть
D
свобода это пот на лбу это пот на висках
             Gdim
это забытое слово забудь это улыбка да
C                   A
это изумрудная чистота
                                         D
и вопрос почему буквы вдоль белого листа черны
G                     Gm
и какое кому дело что ты
F#
побывав в руках моих
F#
заставила захотеть забыть
G
я схожу с ума
             Gm
из какого ты теста свобода
             D 
я короную тебя любимая
           F#
я короную тебя любимая
          D
я короную тебя любимая

F
свобода спасибо тебе родная
              C
ты колешь мне пальцы

избалованное дитя
                G
ты жалишь изгиб плеча
                     Am
и не шутя ты шепчешь слова

звенящие в воздухе  будней

F
ставшим вечным week-end'ом
H
между тобой и мной
H
между тобой и мной
F#
между тобой и мной
F#
между тобой и мной


Рубеж

Когда придет зима,
когда наступит февраль,
и черный фонарь
станет желтым, как янтарь,
я прикажу себе молчать
и не ходить в тот дом.
Кому-то станет интересно
в чем беда.
Я раньше не бывал
так часто дома никогда,
и я мечтал о телефоне,
а он теперь для меня ерунда.

Но это просто рубеж,
и я к нему готов.
Я отрекаюсь от своих
прошлых снов.
Я забываю обо всем.
Я гашу свет.
Нет мира кроме тех,
к кому я привык,
и с кем не надо
нагружать язык,
а просто жить рядом
и чувствовать, что жив.

Когда ветра морские
будут крепко дуть,
я постараюсь сразу лечь
и уснуть, я это так давно
и навсегда решил.
К каждому звуку
я буду готов,
но в том доме не предпримут
ни малейших шагов,
обвиняя во всем
сдутость шин.

Но это просто рубеж...

Когда пройдет много лет
и я вернусь в тот дом,
где холодно всегда
без огня и с огнем,
меня встретит хозяйка и
посмотрит на часы.
И тогда я пойму,
что мой дом сгорел.
Я оставил все,
а сам уцелел.
Но зачем я опять
вернулся к тебе?

Диана Арбенина
1993


Лето

Лето.
На дорогах пыль.
Лето. Вся земля как высохший пустырь.
Лето бьет в глаза.

Осени хочу.
Осени...
Когда выпадет белый снег
и укроет пыль дорог,
когда выпадет белый снег,
не оставив на душе тревог,
когда выпадет белый снег
и опадут листы,
когда выпадет белый снег
и может быть вернешся ты.

Лето -
ожидание ночей.
Лето - бряцанье ключей.
Холод жарких слез.

Осени хочу...

Диана Арбенина
1993

0

4

1999 - Детский лепет - часть 2


Весна

Процент сумасшедших в нашей квартире
увеличится, если ты не придешь.
И весна - не весна, если ты позабыла
свой город дождей, этот садик и дом.
В коммунальной квартире -
Содом и Гоморра:
кошки рожают, дети орут,
и посудой гремят соседские монстры,
курят, курят и счастье куют.

Весна, весна идет.
Весне - дорогу!

Но я понимаю, что все тебе это
давно надоело, и больше, чем жить.
Что нет пустоты, есть отсутствие веры,
что нет нелюбви, есть присутствие лжи.
А март своим безразборчивым бредом
уложит в свой грунт тела молодых,
да так, чтоб не смог реаниматор
в искусстве своем сам себя превзойти.

Весна, весна идет...

И что из того, что расторгнуты связи?
И что из того, что молчат провода ?
И что из того, что все песни похожи
одна на другую, а та - на тебя?
В моей преисподней как будто бы людно,
но поздно сшивать уже рану край в край.
И я разделяю все случаи жизни
на что было до и после тебя...

Весна, весна идет...

Светлана Сурганова.
1992


Тоска

Меня кормит тоска,
А тебя - благодать.
Мне бы было где взять,
а тебе - что отдать.
Чувств березовый сок,
голос мой невысок.
Напоишь допьяна,
занавешен стеной.
Не настолько гпупа,
чтоб шептать:
"Будь со мной".

Разлюбить не смогу,
но в бреду
имя твое
шептать не буду.
Дней маета,
ночей пустота.
Ненужность рта.
Ну что так устал?
Черных стекол
броня твоя
от меня.

Половодья каприз -
тебе вверх, а мне вниз.
Осиновый кол,
молодец, что пришел.
Не смотри на часы -
подскажет окно,
когда уходить -
будет темно.
О чем я могу
говорить?

Будет жизнь пролетать,
за собою маня.
Буду вечно искать
наконечник копья.
А ты уйдешь,
кого-то дразня,
и лишь иногда
вспоминая меня.

Диана Арбенина
1993


Ты уйдешь

Ограда. Мокрый снег. Случайное тепло
чужих ключей в моей руке.
Распластан день на паперти тоски,
о чем-то стонут языки.
И привкус меди на губах у тех,
кто все забудет.

Я знаю - ты уйдешь.
И будет небо плыть за тобой.
Ты так любила жить,
и, может, оттого,
что ты жила на краю,
где я сейчас стою.

Последние шаги в системе бытия,
прощальный вздох любимых рук -
и мир внезапно превратился
в горсть земли,
кто был со мной - теперь вдали.
А завтра я оставлю город,
данный мне в наследство.

Я знаю - ты уйдешь...

И полотно травы твоим глазам - вуаль,
но цвет уже не различить.
О чем просить? Ведь все предрешено,
и в миг дороги полотно
cольется с формой шин,
когда меня уже не будет.

Я знаю - ты уйдешь...

Диана Арбенина
осень 1995


Когда устанешь

Когда устанешь,
скажи, что не права,
скажи, что осень
вошла в свои права,
что солнце больше
не греет ни черта,
остыли море, берег,
горы, ветер и луна.

А нынче белым мелом
посыпает все кругом
зима, одетая в кафтан
расшитый серебром.
В ее руке звенящий бубен,
а в другой - метла,
она дорожки, что ведут к тебе
все замела.

Когда устанешь,
тетради нотной лист
раскрой и, может,
ты сочинишь каприз.
Настрой гитару -
принцессу кратких снов.
И не держи комок в руке
зажатый нежных слов.

А нынче белым мелом...

Когда устану, я
в последний свой приют
приду, пусть даже там
никого не ждут.
Весенним ветром
влечу в свой rock-n-roll,
в процессе этом позабыв,
где потолок, где пол...

А нынче белым мелом...

Светлана Сурганова.
22 декабря 1991


Белые люди

Белые люди
в темных аллеях,
как вас немного тут.
Необъяснимо,
на воскресенье нелепо,
выпал карающий снег.

Это осень,
апрельская осень.
В доме зябко тебе.

Я не знакома с тобой,
но я не оставлю путь -
тот, что ведеть к тебе,
раскрепощая суть.
Я не знакома с той,
что обещала жить.
Пленницей или строкой
я все равно буду жить!

Белые люди
в темных алеях,
зачем вы тут?
Патриархальным,
неонатальным сном,
не приходящим днем...

Лоскутом детства,
странною нежностью
кому ты дана?

Я не знакома с тобой...

Светлана Сурганова
1990

0

5

Альбом 2001 - Рубеж


31 весна

большой широкий город магистрали и дома
гусары в окна бесполезная тюрьма
зелёным яблоком железо запоёт
ты станешь слаще
а я пропала без вести в японских лагерях
пропала голубем синицею в руке
я застывала в ожидании тебя
неблагодарно

    с тобой проводит ночи 31-ая весна
    и без сомнения ревнует ко всему
    и без сомнения ревнует ко всему
    бъёт стёкла
    а я прощаюсь с городом просоленным куда
    в любое время не доходят поезда
    и губы часто здесь обветрены мои
    бывали

рассвет в соломе крылья паутина провода
я мягким тигром сторожу тебя в окне
и обалдевшая от нежности вода
несовершенна
а я к тебе стремлюсь
я нагибаюсь до земли
я в этом марте в этом марте навсегда
и одуревшие дрейфуют корабли
неблагодарно

    с тобой проводит ночи 31-ая весна
    и без сомнения ревнует ко всему
    и без сомнения ревнует ко всему
    бьёт стёкла
    а я прощаюсь с городом просоленным куда
    в любое время не доходят поезда
    и губы часто здесь обветрены мои
    бывали



рубеж

когда придет зима когда наступит февраль
и чёрный фонарь станет жёлтым как янтарь
я прикажу себе молчать и не ходить в тот дом
кому-то станет интересно в чём беда?
я раньше не бывал так часто дома никогда
и я мечтал о телефоне а он теперь для меня ерунда

    но это просто рубеж
    и я к нему готов
    я отрекаюсь от своих
    прошлых слов
    я забываю обо всём

    я гашу свет
    нет мира кроме тех
    к кому я привык
    и с кем не надо
    нагружать язык
    а просто жить рядом
    и чувствовать что жив

когда ветра морские будут крепко дуть
я постараюсь сразу лечь и уснуть
я это так давно и навсегда решил
к каждому звуку я буду готов
но в том доме не предпримут ни малейших шагов
обвиняя во всём сдутость шин

    но это просто рубеж
    и я к нему готов
    я отрекаюсь от своих
    прошлых слов
    я забываю обо всём
    я гашу свет
    нет мира кроме тех
    к  кому я привык
    и с кем не надо
    нагружать язык
    а просто жить рядом
    и чувствовать что жив

когда пройдёт много лет и я вернусь в тот дом
где холодно всегда без огня и с огнём
меня встретит хозяйка и посмотрит на часы
и тогда я пойму что мой дом сгорел
я оставил всё а сам уцелел
но зачем я опять вернулся к тебе?

    но это просто рубеж
    и я к нему готов
    я отрекаюсь от своих
    прошлых снов
    я забываю обо всём
    я гашу свет
    нет мира кроме тех
    к кому я привык
    и с кем не надо
    нагружать язык
    а просто жить рядом
    и чувствовать что жив


ёж

  Am
сегодня будет темно
  Am
и он улыбнётся мне
  E
всё к чему я прикасаюсь руками
   Am
совсем не так
  Am
сегодня будет огонь
Am
а я огня не боюсь
  E
всё к чему я прикасаюсь губами
   Am
хранит твой вкус
  E
и это небо
Am
и эти звёзды
  E
и эта нежность
  Am
и этот ёжик
F E Am
наяву

сегодня будет июль
ключи и немного встреч
сколько на спидометре твоей любви
тебя надо беречь
смотришь смотри в глаза
солнце хватай за хвост
мы соприкасаемся плечами
да в полный рост
и в это небо
и в эти звёзды
и в эту нежность
и в этот ёжик
наяву

сегодня будет темно


ты

      Gm
я не знаю как изменится твоё лицо

когда ты повернёшься ко мне спиной
     A              Ab                   Gm
подари мне желание быть просто рядом с тобой
  F#dim              Gm     
а когда на твои загорелые плечи
F#dim              Gm                             
уронит весна свои влажные сны
   F#dim   Gm      F#dim   Gm
ворвётся в мои безутешные речи
   C
и выдохнет слово
D Gm
ты

ты так далеко что хватит места для взлёта
и есть где причалить чужим кораблям
подари мне возможность
с тобой побродить по полям
я не знаю кто из нас закрыл последнюю дверь
и небрежно на пол уронил живые цветы
но в клетке моей давно бесится зверь
от того что не видишь

ты

то как эти дни вслепую бьются о камни
твоих предрассудков ты оставь их другим
всё что могу пожелать нам остаться одним
и тогда зачеркнув все лишние звуки
ты сможешь коснуться моей тишины
и только лишь ночь её сможет нарушить
единственным словом

ты



блины по-снайперски

     Gm
никому ничего не скажу
              Cm
занавешу окна сяду на пол

и всю ночь я вот так просижу
      Gm
не меняю привычек так скоро я

будет ночь бить в немое стекло
                       Cm
разноцветным ветром ломая цветы

и в домах будут печь блины
      Gm                F#m Gm
постепенно становясь на ты
      Gm
если хочешь будь активен со мной
                      Cm
если хочешь я буду с тобой нежна

ты поёшь я пою о любви
        Gm                F#m Gm
что ж пора узнать какова она
    G#m
воробьи стали жертвой зрачка
               Cm
контур губ слегка  изменён

зеленеет на асфальте трава
     G#m                     Gm G#m 
и качается мост как устойчив он
      Am
это всё может быть может нет
                     Dm
красный цвет не в упрёк годам

будем жить параллелью имён
         Am
я по-прежнему здесь ты по-прежнему там



мимо идущие люди куда-то спешат
F                 E
давит гулкость метро
F                E
песни вагонов пустых
Am        F      C                     
мне предлагают зачем-то вернуться
   E
назад

Am   E    Am   E   F   E   F  E
най.....................................

  F                 E
кто-то украл у нас час
  F                      E
кто-то сказал что есть всё
Am      F     C              E
я разрешаю себе за собою следить
  F              E
снова тебя дома нет
F                   E
но на стене почерк твой
Am           F   
ты скоро придёшь
        C              E                 
у нас ПРОСТО КОНЧИЛСЯ МЁД!

Am   E    Am   E   F   E   F  E
НАЙ........................................

F                E
душные Дни Без Луны
F                E
Долгие Годы Без Сна
Am      F      C     
Ты Виновата Сама
                   E
Я Же Здесь Не При Чём
  F                E 
Бредит Шальная Весна
  F                E 
Просит И Просит Воды
Am      F   C
Я Раздеваю Её
                  E   
Я Смотрю Ей в Глаза
    E     
И Вижу!!!!!!!--------------

Am
НАЙ
          E   
НАЙНАЙНАЙНАЙНАЙНАЙНАЙНАЙНАЙ
Am
НАЙ
          E 
НАЙНАЙНАЙНАЙНАЙНАЙНАЙНАЙНАЙ
F
НАЙ
          E
НАЙНАЙНАЙНАЙНАЙНАЙНАЙНАЙНАЙ
F
НАЙ
          E   
НАЙНАЙНАЙНАЙНАЙНАЙНАЙНАЙНАЙ



россия, 37

Em
Россия,37
             C 
в моём горле живёт кит
Am
Чарли Чаплин стреляет в упор
    B7
сплёвывает в пол и молчит.
Em   
Иван Бунин ходит в кино
        C
по бёдрам подруги пишет рассказы
Am
а на экране жёсткое порно

    B7
но детям об этом не скажут.

Am         B7
Вдохновение
Em
юбки веером вверх.
Am       B7     
Сожаление
Em
о том что не встало.
Am          B7     
Без сомнения
     C           B   
это было и это будет.
      C           
И ты опять предашь меня
    B 
и хоть на секунду
                    Em
но всё же забудешь.

Россия,37
преддверие новой войны
Олег Кошевой кашляет кровью
и дни его сочтены.
Эмиль Золя строит галеры
но его не читает никто.
И все ждут кого-то
но кто этот? кто этот кто

Вдохновение
юбки веером вверх.
Сожаление
о том что не встало.
Без сомнения
это было и это будет.
И ты опять предашь меня
и хоть на секунду
но всё же забудешь.

Россия,37
Булгаков ныряет в пруду.
Нас выстрел уложит рядом
на красном прозрачном льду.
Москва ничему не верит.
Москва никому не простит.
Белоснежный уже ненужный китель
на грязной стене висит.

Вдохновение
юбки веером вверх.
Сожаление
о том что не встало.
Без сомнения
это было и это будет.
И ты опять предашь меня
и хоть на секунду
но всё же забудешь.



московская кошка

C
кошка хочет курить
A
у кошки намокли уши
Dm
кошка хочет скулить
H
ей как и собаке хоть кто-то да нужен
C
над кошкой плывут облака
A
московские звёзды щекочут лапы
Dm
хотя бы немного молока
H
и можно быть сильной
H                     
а нужно быть слабой

F A Dm H
о-о-о-о-о

кошка меняет цвета
чёрный уже не носит
в ядерно-солнечном прячет себя
в тёмно-синем себя уносит
кошка не пишет стихи
а дамские штучки как фига в кармане
кошке плевать на духи
она хорошеет с годами


колыбельная по снайперски

Am        E
все хотят спать
Am
все уже уснули
E
я не исключенье
Am
я тоже сплю

E         Am
ты ко мне приходишь
E       Am
ты меня целуешь

    D
    ЭТО ТОЛЬКО СОН
    E           Am
    ЭТО ТОЛЬКО  СОН

я плыву к тебе
мёдом поцелуев
ты поишь меня
нежностью морей
незачем кричать
снайпер безоружен

    ЭТО ТОЛЬКО СОН
    ЭТО ТОЛЬКО

я плыву к тебе
медом поцелуев
ты поишь меня
нежностью морей
незачем кричать
снайпер безоружен

    ЭТО ТОЛЬКО СОН
    ЭТО ТОЛЬКО СОН

как же сладко спать
мне в твоих объятьях
этого ждала я 5 тыс. лет
ты моя любовь
ты моё несчастье

    ЭТО ТОЛЬКО СОН
    ЭТО ТОЛЬКО СОН

Все хотят спать
Все уже уснули
И я не исключенье
Я тоже сон


лето-пиво

Am   Dm              Am
лето-пиво не спасает жажду
Dm                  Am
вечерами в духоте машины
D                  E
шины упираются в асфальт
Am     Dm
третьим сядешь ты сегодня
       Am
с нами рядом
Dm                   Am
неизменным белым шоколадом
D                   E
можешь никого не угощать

Hm   Em             Hm
лето-пиво не спасает жажду
Em                 Hm
вечерами в духоте машины
E                 F#
шины упираются в асфальт
Hm     Em     
третьим сядешь ты сегодня
        Hm
с нами рядом
Em                   Hm
неизменным белым шоколадом
E                  F#
можешь никого не угощать

Cm   Fm                   Cm
змеи мы пополетаем над мостами
Fm                   Cm
ярко-изумрудными хвостами
Cm                    G
повиляем в свете фонарей
Cm    Fm
после мы простимся
            Cm
будет очень поздно
Fm                 Cm
засыпая ты увидишь остров

Cm                         G
но с тобой не будет там людей
Сm                         G
но с тобой не будет там людей
D                          E
но с тобой не будет там людей
D                    E
но с тобой не будет там:



Мой отец

Мой отец бывал пьян,
он приходил по утрам
и бил маму кнутом.
А я ее защищал,
и от отца получал.
Гордился разбитым ртом.
Прошло так много лет,
Отца уж с нами нет -
он отбыл в пьяной драке.
Спокойный и немой
я слушал мамин вой
и хруст кнута в зубах собаки.

Послушай, дорогая,
я не думал, что
продолжать этот кошмар
будешь ты.
В вечно пьяном дне
и в твоем вине
потонули мои мечты.

Как жаль, что мы на ты,
что кроме суеты
я знаю твоих губ тепло.
Тебя хочу обнять,
но только ты опять
сползаешь в омут
пьяных снов.
Я вижу твой испуг,
но замыкаю круг,
я исчезаю в пелене дождя.
Печальных капель стук,
мотора мерный звук -
я знаю - тоже повод
для тебя.

Послушай, дорогая,
до каких пор
по утрам ты будешь
ниже нуля?
И блеск твоих глаз,
как удар кнутом,
и дрожь пальцев,
как западня...


бабушки

Em
у меня много дней впереди
                        Am
много белых и чёрных ночей
       H
мне подарят много цветов
     C               H
а тебя не будет со мной
Em                     
я увижу Милан и Бордо
                           Am
в Сан-Франциско куплю пистолет
         H 
мне пришлют из пустыни змею
     C               H
а тебя не будет со мной

    F#m 
научусь я водить самолёт
                     Hm   
я с акулами буду на ты
     C#   
я освою аркан и гарпун
     D               C#
а тебя не будет со мной
    Gm 
я бабулькам всех городов
                     Cm
отдам всё что буду иметь
      D
налегке зашагаю вперёд
    Eb               D
а тебя не будет со мной
     G#m     
и когда придёт мой черёд
                         C#m
я сожму свою жизнь в кулаке
     Eb                 
поцелую её подтолкну
   E            Eb       
лети! тебя уже ждут
     Am
и оставшись один на один
                       Dm   
с пустотою больших перемен
       E     
я спрошу ты любовь моя где
      F                 E
но тебя со мной больше нет
      F                 E
но тебя со мной больше нет
      F
но тебя со мной
        E
больше нет нет нет нет нет
нет нет нет нет нет нет нет
нет нет нет нет нет нет нет
нет нет нет нет нет нет нет
нет нет нет нет нет нет нет

0

6

Альбом  2002 - Живой

Солнце

Солнце, я становлюсь твоим лучом. Я режу
кожу и оголяю нервы непритворно.
Соли не будет мало тем, кто станет первым.
Слово утонет в голосе минувшей боли.
Больше не осталось ничего.
Больше не осталось ничего -
теперь мне путь свободен.

Ветер закружит вальс в коре тугих деревьев.
Плечи вишневых стен
сольются с белым фраком.
Видишь, в моем саду теперь играют дети,
игры все те же под кристально-черным флагом.
Я прошу тебя закрой глаза.
Я прошу тебя закрой глаза -
мне в эту ночь не спится.

Запах ночных костров заведомо приятен.
Возраст течет из рук, торопится в дорогу.
Можно теперь тебя обнять, нас только двое.
Кто-то уже успел отдать дань некрологу.
Вот и не осталось ничего.
Вот и не осталось ничего -
а лето пахнет солнцем.

Диана Арбенина
1995


Еврейская

F              E
я надеваю пальто
F              E
я выхожу за порог
Am     F     C               E         
мимо идущие люди куда-то спешат
F                 E
давит гулкость метро
F                E
песни вагонов пустых
Am        F      C                     
мне предлагают зачем-то вернуться
   E
назад

Am   E    Am   E   F   E   F  E
най.....................................

  F                 E
кто-то украл у нас час
  F                      E
кто-то сказал что есть всё
Am      F     C              E
я разрешаю себе за собою следить
  F              E
снова тебя дома нет
F                   E
но на стене почерк твой
Am           F   
ты скоро придёшь
        C              E                 
у нас ПРОСТО КОНЧИЛСЯ МЁД!

Am   E    Am   E   F   E   F  E
НАЙ........................................

F                E
душные Дни Без Луны
F                E
Долгие Годы Без Сна
Am      F      C     
Ты Виновата Сама
                   E
Я Же Здесь Не При Чём
  F                E 
Бредит Шальная Весна
  F                E 
Просит И Просит Воды
Am      F   C
Я Раздеваю Её
                  E   
Я Смотрю Ей в Глаза
    E     
И Вижу!!!!!!!--------------

Am
НАЙ
          E   
НАЙНАЙНАЙНАЙНАЙНАЙНАЙНАЙНАЙ
Am
НАЙ
          E 
НАЙНАЙНАЙНАЙНАЙНАЙНАЙНАЙНАЙ
F
НАЙ
          E
НАЙНАЙНАЙНАЙНАЙНАЙНАЙНАЙНАЙ
F
НАЙ
          E   
НАЙНАЙНАЙНАЙНАЙНАЙНАЙНАЙНАЙ


колыбельная по снайперски

Am        E
все хотят спать
Am
все уже уснули
E
я не исключенье
Am
я тоже сплю

E         Am
ты ко мне приходишь
E       Am
ты меня целуешь

    D
    ЭТО ТОЛЬКО СОН
    E           Am
    ЭТО ТОЛЬКО  СОН

я плыву к тебе
мёдом поцелуев
ты поишь меня
нежностью морей
незачем кричать
снайпер безоружен

    ЭТО ТОЛЬКО СОН
    ЭТО ТОЛЬКО

я плыву к тебе
медом поцелуев
ты поишь меня
нежностью морей
незачем кричать
снайпер безоружен

    ЭТО ТОЛЬКО СОН
    ЭТО ТОЛЬКО СОН

как же сладко спать
мне в твоих объятьях
этого ждала я 5 тыс. лет
ты моя любовь
ты моё несчастье

    ЭТО ТОЛЬКО СОН
    ЭТО ТОЛЬКО СОН

Все хотят спать
Все уже уснули
И я не исключенье
Я тоже сон


рубеж

когда придет зима когда наступит февраль
и чёрный фонарь станет жёлтым как янтарь
я прикажу себе молчать и не ходить в тот дом
кому-то станет интересно в чём беда?
я раньше не бывал так часто дома никогда
и я мечтал о телефоне а он теперь для меня ерунда

    но это просто рубеж
    и я к нему готов
    я отрекаюсь от своих
    прошлых слов
    я забываю обо всём

    я гашу свет
    нет мира кроме тех
    к кому я привык
    и с кем не надо
    нагружать язык
    а просто жить рядом
    и чувствовать что жив

когда ветра морские будут крепко дуть
я постараюсь сразу лечь и уснуть
я это так давно и навсегда решил
к каждому звуку я буду готов
но в том доме не предпримут ни малейших шагов
обвиняя во всём сдутость шин

    но это просто рубеж
    и я к нему готов
    я отрекаюсь от своих
    прошлых слов
    я забываю обо всём
    я гашу свет
    нет мира кроме тех
    к  кому я привык
    и с кем не надо
    нагружать язык
    а просто жить рядом
    и чувствовать что жив

когда пройдёт много лет и я вернусь в тот дом
где холодно всегда без огня и с огнём
меня встретит хозяйка и посмотрит на часы
и тогда я пойму что мой дом сгорел
я оставил всё а сам уцелел
но зачем я опять вернулся к тебе?

    но это просто рубеж
    и я к нему готов
    я отрекаюсь от своих
    прошлых снов
    я забываю обо всём
    я гашу свет
    нет мира кроме тех
    к кому я привык
    и с кем не надо
    нагружать язык
    а просто жить рядом
    и чувствовать что жив


ты

      Gm
я не знаю как изменится твоё лицо

когда ты повернёшься ко мне спиной
     A              Ab                   Gm
подари мне желание быть просто рядом с тобой
  F#dim              Gm     
а когда на твои загорелые плечи
F#dim              Gm                             
уронит весна свои влажные сны
   F#dim   Gm      F#dim   Gm
ворвётся в мои безутешные речи
   C
и выдохнет слово
D Gm
ты

ты так далеко что хватит места для взлёта
и есть где причалить чужим кораблям
подари мне возможность
с тобой побродить по полям
я не знаю кто из нас закрыл последнюю дверь
и небрежно на пол уронил живые цветы
но в клетке моей давно бесится зверь
от того что не видишь

ты

то как эти дни вслепую бьются о камни
твоих предрассудков ты оставь их другим
всё что могу пожелать нам остаться одним
и тогда зачеркнув все лишние звуки
ты сможешь коснуться моей тишины
и только лишь ночь её сможет нарушить
единственным словом

ты

,

Мой отец

Мой отец бывал пьян,
он приходил по утрам
и бил маму кнутом.
А я ее защищал,
и от отца получал.
Гордился разбитым ртом.
Прошло так много лет,
Отца уж с нами нет -
он отбыл в пьяной драке.
Спокойный и немой
я слушал мамин вой
и хруст кнута в зубах собаки.

Послушай, дорогая,
я не думал, что
продолжать этот кошмар
будешь ты.
В вечно пьяном дне
и в твоем вине
потонули мои мечты.

Как жаль, что мы на ты,
что кроме суеты
я знаю твоих губ тепло.
Тебя хочу обнять,
но только ты опять
сползаешь в омут
пьяных снов.
Я вижу твой испуг,
но замыкаю круг,
я исчезаю в пелене дождя.
Печальных капель стук,
мотора мерный звук -
я знаю - тоже повод
для тебя.

Послушай, дорогая,
до каких пор
по утрам ты будешь
ниже нуля?
И блеск твоих глаз,
как удар кнутом,
и дрожь пальцев,
как западня...


россия, 37

Em
Россия,37
             C 
в моём горле живёт кит
Am
Чарли Чаплин стреляет в упор
    B7
сплёвывает в пол и молчит.
Em   
Иван Бунин ходит в кино
        C
по бёдрам подруги пишет рассказы
Am
а на экране жёсткое порно

    B7
но детям об этом не скажут.

Am         B7
Вдохновение
Em
юбки веером вверх.
Am       B7     
Сожаление
Em
о том что не встало.
Am          B7     
Без сомнения
     C           B   
это было и это будет.
      C           
И ты опять предашь меня
    B 
и хоть на секунду
                    Em
но всё же забудешь.

Россия,37
преддверие новой войны
Олег Кошевой кашляет кровью
и дни его сочтены.
Эмиль Золя строит галеры
но его не читает никто.
И все ждут кого-то
но кто этот? кто этот кто

Вдохновение
юбки веером вверх.
Сожаление
о том что не встало.
Без сомнения
это было и это будет.
И ты опять предашь меня
и хоть на секунду
но всё же забудешь.

Россия,37
Булгаков ныряет в пруду.
Нас выстрел уложит рядом
на красном прозрачном льду.
Москва ничему не верит.
Москва никому не простит.
Белоснежный уже ненужный китель
на грязной стене висит.

Вдохновение
юбки веером вверх.
Сожаление
о том что не встало.
Без сомнения
это было и это будет.
И ты опять предашь меня
и хоть на секунду
но всё же забудешь.


Вечер в Крыму

Вечер в Крыму.
Мыши в углах.
Я исчерпала
cвой недельный запас тепла.
В южную ночь
страшно смотреть вверх.
Мой север во мне
как вдохновенье.

Отсутствие глаз на твоем лице,
танцует на стене тень крошечной спички.
Мне тебя, любимый, не догнать уже,
я рву связи и ломаю привычки.
Я, наверно, смогла бы уйти с тобой,
выбросив горло в пролет окна,
но ворот белой рубахи
параллелен полоске
на распухшей шее
она так черна.

Вечер в Крыму...

Диана Арбенина
1993


блины по-снайперски

     Gm
никому ничего не скажу
              Cm
занавешу окна сяду на пол

и всю ночь я вот так просижу
      Gm
не меняю привычек так скоро я

будет ночь бить в немое стекло
                       Cm
разноцветным ветром ломая цветы

и в домах будут печь блины
      Gm                F#m Gm
постепенно становясь на ты
      Gm
если хочешь будь активен со мной
                      Cm
если хочешь я буду с тобой нежна

ты поёшь я пою о любви
        Gm                F#m Gm
что ж пора узнать какова она
    G#m
воробьи стали жертвой зрачка
               Cm
контур губ слегка  изменён

зеленеет на асфальте трава
     G#m                     Gm G#m 
и качается мост как устойчив он
      Am
это всё может быть может нет
                     Dm
красный цвет не в упрёк годам

будем жить параллелью имён
         Am
я по-прежнему здесь ты по-прежнему там



лето-пиво

Am   Dm              Am
лето-пиво не спасает жажду
Dm                  Am
вечерами в духоте машины
D                  E
шины упираются в асфальт
Am     Dm
третьим сядешь ты сегодня
       Am
с нами рядом
Dm                   Am
неизменным белым шоколадом
D                   E
можешь никого не угощать

Hm   Em             Hm
лето-пиво не спасает жажду
Em                 Hm
вечерами в духоте машины
E                 F#
шины упираются в асфальт
Hm     Em     
третьим сядешь ты сегодня
        Hm
с нами рядом
Em                   Hm
неизменным белым шоколадом
E                  F#
можешь никого не угощать

Cm   Fm                   Cm
змеи мы пополетаем над мостами
Fm                   Cm
ярко-изумрудными хвостами
Cm                    G
повиляем в свете фонарей
Cm    Fm
после мы простимся
            Cm
будет очень поздно
Fm                 Cm
засыпая ты увидишь остров

Cm                         G
но с тобой не будет там людей
Сm                         G
но с тобой не будет там людей
D                          E
но с тобой не будет там людей
D                    E
но с тобой не будет там:



бабушки

Em
у меня много дней впереди
                        Am
много белых и чёрных ночей
       H
мне подарят много цветов
     C               H
а тебя не будет со мной
Em                     
я увижу Милан и Бордо
                           Am
в Сан-Франциско куплю пистолет
         H 
мне пришлют из пустыни змею
     C               H
а тебя не будет со мной

    F#m 
научусь я водить самолёт
                     Hm   
я с акулами буду на ты
     C#   
я освою аркан и гарпун
     D               C#
а тебя не будет со мной
    Gm 
я бабулькам всех городов
                     Cm
отдам всё что буду иметь
      D
налегке зашагаю вперёд
    Eb               D
а тебя не будет со мной
     G#m     
и когда придёт мой черёд
                         C#m
я сожму свою жизнь в кулаке
     Eb                 
поцелую её подтолкну
   E            Eb       
лети! тебя уже ждут
     Am
и оставшись один на один
                       Dm   
с пустотою больших перемен
       E     
я спрошу ты любовь моя где
      F                 E
но тебя со мной больше нет
      F                 E
но тебя со мной больше нет
      F
но тебя со мной
        E
больше нет нет нет нет нет
нет нет нет нет нет нет нет
нет нет нет нет нет нет нет
нет нет нет нет нет нет нет
нет нет нет нет нет нет нет



московская кошка

C
кошка хочет курить
A
у кошки намокли уши
Dm
кошка хочет скулить
H
ей как и собаке хоть кто-то да нужен
C
над кошкой плывут облака
A
московские звёзды щекочут лапы
Dm
хотя бы немного молока
H
и можно быть сильной
H                     
а нужно быть слабой

F A Dm H
о-о-о-о-о

кошка меняет цвета
чёрный уже не носит
в ядерно-солнечном прячет себя
в тёмно-синем себя уносит
кошка не пишет стихи
а дамские штучки как фига в кармане
кошке плевать на духи
она хорошеет с годами





31 весна

большой широкий город магистрали и дома
гусары в окна бесполезная тюрьма
зелёным яблоком железо запоёт
ты станешь слаще
а я пропала без вести в японских лагерях
пропала голубем синицею в руке
я застывала в ожидании тебя
неблагодарно

    с тобой проводит ночи 31-ая весна
    и без сомнения ревнует ко всему
    и без сомнения ревнует ко всему
    бъёт стёкла
    а я прощаюсь с городом просоленным куда
    в любое время не доходят поезда
    и губы часто здесь обветрены мои
    бывали

рассвет в соломе крылья паутина провода
я мягким тигром сторожу тебя в окне
и обалдевшая от нежности вода
несовершенна
а я к тебе стремлюсь
я нагибаюсь до земли
я в этом марте в этом марте навсегда
и одуревшие дрейфуют корабли
неблагодарно

    с тобой проводит ночи 31-ая весна
    и без сомнения ревнует ко всему
    и без сомнения ревнует ко всему
    бьёт стёкла
    а я прощаюсь с городом просоленным куда
    в любое время не доходят поезда
    и губы часто здесь обветрены мои
    бывали

0


Вы здесь » РОССИЙСКИЙ РОК-ФОРУМ » Тексты песен » Ночные снайперы- тексты песен без аккордов