РОССИЙСКИЙ РОК-ФОРУМ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » РОССИЙСКИЙ РОК-ФОРУМ » Тексты песен » Александр Непомнящий - тексты песен и аккорды


Александр Непомнящий - тексты песен и аккорды

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

19:40

Они в детстве мечтали стать людьми.
Их в детстве учили, мол рабы не мы,
Hо оказалось,что свободней в стадах скотов
В свинофермах расписных рыночных ларьков
Были люди -стали свиньи -свиньи ловят приход
С песнею по жизни в новый поворот,
А тем,кто не смог, не захотел стать свиньей
Помогут всей семьей, ткнут в рыло всей братвой-
Что, милый, дорогой? - ты почему такой живой?
    Мурка и Семь Сорок на всех волнах

"Человек - звучит гордо"- гласил старый плакат,
Только краска облезла, и неизвестный солдат,
Совсем никому неизвестно за что
Сражался, как Рэмбо в совковом кино.
Вообще всем стыдно, благо мир свободный нас спас
И вся дискотека уходит в экстаз,
И мы протанцуем, и мы проживем,
Если мудрость простую усвоим, поймем:
Умри ты сегодня, ну а я - потом
     Мурка и Семь Сорок на всех волнах

Hе спят оборотни, ведь под горку катит трамвай
Hовый облик по маршруту в каждый новый рай-х
Свобода...Порядок...Гуманность...Террор...
Бесы знают заранее свой новый колор,
Лишь бы - алая вьюга, или - еще поподлей,
Чтоб всем красить матрешки во славу чистых кровей
И, ловя недотыкомку под сверхрусский Гоп-Стоп,
С бессмысленным взглядом шить стога новых роб,
Свой Покой и Достаток в свой заколачивать гроб:
    Мурка и Семь Сорок на всех волнах

1997

Автостопная

Так получалось вы нас покупали
Так получалось мы не продавались
Так получалось мы вам ручкой махали
Так получалось что вы оставались

В талой воде исчезало эго
В чуть соленый привкус бывшего снега
Кто-то сражался за очередь в кассу
Кто-то уходил по лесенкам на трассу

О-о-о, вечный автостоп на русских дорогах

Кто-то учился стрелять по птицам,
кто-то смеялся стрелявшим в лица
Кто-то извивался от жажды экстаза
Кто-то улыбался и брал все сразу

Кто-то ищет право сдаваться со славой
А кто-то расстрелял в себе такое право
О небе плачет тот, кому оно не знакомо,
А нам не надо неба, потому что мы дома

О-о-о, вечный автостоп на русских дорогах

В каменных берлогах по ночам тепло
Мертвому до Беловодья далеко
А путнику с собою надо взять мешок
Медных да железных башмаков-сапог

Бесполезно с солнышком сражался лед
Обпоили до смерти чуму на пире
Медом да вином, ведь Весна идет
И снова продолжается полет валькирий

О-о-о, вечный автостоп на русских дорогах

Пикничок продолжался открывались двери
Лишь магнитной карточкой с именем Зверя
Слава богу есть те, кто не сел на измену
И они сумеют пройти и сквозь стену

Хорошо шлепать ночью по ленте черной
Под небом, что черней еще - как кот ученый.
Хорошо удивляться, идя на отдых,
Как знакомо под ногами светятся звезды

О-о-о, вечный автостоп на русских дорогах

Так получалось вы нас покупали
Так получалось мы не продавались
Так получалось мы вам ручкой махали
Так получалось что вы оставались

Автостопная 2 (Цветочек)

Am            G         F
Бегу. Летит под кедами земля,
Dm             E       Am
А черти мажут, пули свищут- убегу
G                  F
Цветочек краденый из алого огня
Dm           E            Am
И дырка в небе бесам в лбы по сквозняку
Олимп, там плач сирен - перепОлох,
Держите вора - скачет черный воронок,
И машет кулаком во след какой-то лох,
Седой, от злости вырвав с бороденки клок.
F                                                          Dm
Вот кто-то с рожками, с хвостом: "Хей, гражданин, ваш документ?!"
F
А я в ответ ему: "Зачем? Я к милой девушке спешу!"
Dm
А серый мне: "Платите штраф! Вы без прописки, вы агент!"
D7          E              Am   G C
Его перекрестил крестом я - тьфу! - и он исчез во тьму...
E           Am  G C
Люблю я яблоки в саду,
E            Am  G C
И сапогом давить змею.
E            Am  G F
Зеленый лучик, даль тоски,
Dm  E       Am G F E
Лес на развалинах тюрьмы.

Божок конечных замкнутых небес
Грех заподозрив, поделил нас пополам,
Придумал слякоть, стужу, плату за проезд
И расселил нас по далеким городам,
Чтоб, одиночество помножив, бунт пресечь,
Он множил дали в деньгах тьмою колдовства.
Он, гад, шептал  мне в ухо по латыни "смерть",
А я назло ему орал приставку "а".

Вот нечто в синем:"Хей, пассажир, где Ваш билет?"
А я в ответ ему:"Зачем? Я к милой девушке спешу.
Я ваших денег знать не знаю, и у меня билета нет."
Оно мне: "Так изыди вон!" Ему я : "Хера, не пойду!"
Оно полезло на меня, а я: "Ваш папа - сатана!"
Крестить не стал, достал АК
И ТРА-ТА-ТА-ТА-ТА-ТА-ТА!!!

Люблю я жар холодных числ.
Иуда на суку  повис.
Сараем рай, за  Богом Бог,
А волк козленка уволок...

Бегу, во тьме валькирии кружат,
Район оцеплен. Ночь. Кибитки не берут.
Патронов нет. Макабры с косами стоят.
Смеются молча, и во тьме костьми трясут.
Крадутся, тянутся, вот кони, вот ладьи,
Вот снежный Ферзь в поддельном пурпурном манто,
И в кепи - к бабушке, как будто, - три сосны
Зеленоватый ангел, семь семь семь авто
Из-за авто козой мелькнула голова
Где ж память, свиток, деньги, где вино
В такт желтоглазой ночи дева обняла
И тычет пальцем самый страшный невесть кто

"Хей, подымите веки мне - не вижу! Вижу!! Это он!!"
Сказать бы подлецу в ответ: "Я к милой девушке спешу".
Но онемел язык, и нечисть ринулась со всех сторон,
Сковали б льдом мне сердце, печень, да спасибо огоньку -
Он из-за пазухи шептал: "Не трусь, крестись, рифмуй зверье".
На вздох последний я успел,
Стихи пропел, часы сломал,
И время духом вон из них,
Все встало, словно кадр кино -
Лишь неподвижные  фигуры воском -
И я убежал

Сквозь щелочки между секунд,
Домой, где лес, где не найдут.
Там вечным летом стать весне,
А здесь лишь кепка на шоссе...


Автостопная 3

Из пункта А в пункт В по лесной дороге скоростью Х идет дурачок.
С неба звездочки падают, как гордые ангелы, в башке играет гаражный рок.
Исходных данных не хватает, автостопа тоже нет, значит города В не достичь,
А в этом городе есть междугородний телефон, и без него невозможно жить.
Парням с ТВ, бывает, в стопе помогает фанта, а в черном небе летит самолет,
Но я, увы, предпочитаю фанте портвейн, так что сей камень не в мой огород.
Хотелось лечь поперек трассы, но услышал Бог, так что уже через три часа
Все будет так, как пел уже Володя Высоцкий: гудок и "Здравствуй, это я".

Я приезжаю в город В, но он точно такой же, как и уездный город N:
Пьяные рожи, табличка УЛИЦА ЛЕНИНА и лущит семечки под нею нацмен.
Меня встречают, обещают хлеб, соль, полный зал и вписку, а также памятников обзор,
Но телефонный провод сдал здесь на цветной металл на днях безвестный местный вор.
Во мне восстал Жеглов, Дзержинский и Малюта Скуратов, только толку мне в том не хрена.
Мне предлагают джин-тоник, и я его пью, чтобы не нюхать, как горят мои крыла.
Но - снова чудо: кто-то вспомнил, что в переговорном сегодня ночью на смене герла,
Его герла, а, значит, там возможна халява, гудок и "Здравствуй, это я"

Нет, монумент космонавтам мы смотреть не пойдем, на фик подъезд, где бухает толпа.
Изобразив бесстрастие компасной стрелки, с кирпичным ликом я шагаю туда,
Где вполне рафаэлева телефонистка открывает мне свежайший секрет,
Что широка страна родная, неизвестны причины, и по ним связи два часа уж как нет.
Это что, Кали Юга?! Новый Порядок?! Или Басаев взял в заложники пару столбов?!
Это не Гоголь уже и даже не Кафка, и даже не Ильф и Петров!
Это вообще... Дальше пропуск (цензура),- короче, шел я через шесть этажей,
Но шагай хоть до девятого, пляши там на крыше - черный ворон, nevermore, туз пикей...

Короче, пьянка была, а после был концерт, и я порвал четыре струны.
Всем, в кого верю, это была молитва, всему, что вижу - объявленье войны.
Летали алые мухи, а за левым плечом пристроился незримый суфлер.
С телеэкрана египетским профилем сокола вещает некто Альберт Гор.
Под ветром бури равноденствий с треском занялись крыши красным отблеском на тьме наших лиц
Холодным пламенем инферно, а тот, что слева, звал клиентов в клуб самоубийц,
Чтоб пристрелить геометрию Эвклида, где карта плоской Земли вольна
Превращать в подобие доз героина гудок и "Здравствуй, это я".

Концерт закончен был как надо - приездом ментовки - руки за голову, мордой к стене.
Насколько все мы порой иногородни, настолько мы не в родной стране.
Товарищ сержант, я вам все расскажу про дом родной и про сад у реки,
Про закаты, рассветы, или, лучше, спою. Вы правы, мне края ваши чужи.
Да, да, прописка и сердце мои - в ином месте. Зачем я здесь?- Я и сам не пойму.
Так отпустите ж... Хотите, вам все подтвердят - я для того на пять сек. позвоню.
Почему я хамлю?.. Захлопнулась дверь  - теперь можно спать до утра,
Чтоб перепутать, во сне или наяву добрый сержант и голос после гудка.

Поспать мне не дали - тусовка приняла меры и принесла двести рублей.
Мы вольные птицы, пора, брат, на вписку, с рассветом же опять на хайвэй.
На вписке ждет пиво с просьбой спеть "убей янки" и прочая сансара сует,
А я не хочу ни туда, ни в нирвану - Ватерлоо, надпись "выхода нет".
Но, как случаются сказки с херовым концом, так и реальность себе не верна:
Карета не стала тыквой, в мир вернулись все краски, где-то смерть от себя умерла.
Что нашел я на вписке, я думаю, ясно. В сердце Псалма 90 слова
И "я, наверное, поздно, прости, что разбудил, звоню просто так, целую. Пока."

январь 2001г.


Ад
Внутpенняя пуля в тысячу кpат хуже чеченской Внутpянняя пуля в сотню кpат хуже блаватской Искоpка подземного огня бьет насквозь Бpоню любых миpовоззpений, Веpу в пpавоту своих высоких стpемлений Точно в сеpдце, где засела падла - я...

В Аду поводы и гости
Птица синяя на завтpак
В Аду пpаздники и тосты
Стpелки, белки, фотокадpы.
Чтобы все, блин, получилось,
Чтобы солнышко светилось,
Чтобы родина цвела -
Только б главное до дна!

Философские болота
Одиночеством об стенку
Откpовенья до икоты
С гоpдостью снимают пенку
С забpодившего ваpенья
Пониманья, уваженья
Вечной дpужбы и любви
Суеты да маеты... А

    Выше потолков
    Бездомный плачет светлый дом наш
    Тишиной. И пpочтена скpижаль -
    Печаль о том что мы когда-то были...
    И не отданы долги,
    И пеплом шапка в сере кpаж
    День пpошел как не было...
    Hе поговоpили...

Бесам тоже кушать нужно
И поэтому show must go on
Где весело и скучно
Уйма новых лиц, имен.
И сеpий по кpугам, по кpугу
В мыльных Треблинках досуга
С пустотою пустота
Делилась чем-то до утpа

Иллюзорная свобода
Сквознячком тьмы чеpных дыр
Hас встpетит ласково у входа
В дивный новый, новый миp,
В аттpакционы подсознания,
Добpовольно в цемент зданья.
С новосельем, камень - хлебом,
И пpочь уходят этажи от неба.

    Выше потолков
    Бездомный плачет светлый дом наш
    Тишиной. И пpочтена скpижаль -
    Печаль о том что мы когда-то были...
    И не отданы долги,
    И пеплом шапка в сере кpаж
    Год пpошел как не было...
    Hе поговоpили...

Hа гpуди pвались pубахи,
Кулаки стучали. Пьяная слеза -
За что ж так? Стpахи в нас смотpели
Смеpтью из под колеса
Часов. А мы "не виноваты,
Мы ж в поpядке, мы бы pады,
Hо миp свели с ума вpаги.
Они такие мудаки...

Ах, если б было все иначе -
Пеpеигpать, не умиpать,
Ах если бы нашелся мальчик
За нас, гадов, воевать..."
Так сослагательно летали,
Веpили и побеждали,
Так стусовались навсегда,
Чтоб не закончилась игpа,

Где под ногами клетки поля,
В бой ведет с небес pука.
Hо новый ход, как наша воля,
И чеpный лак, как знак вpага
Мы в землю падали словами -
Hе пpоpасти и соpняками.
Какая смеpть еще нам, ад
Все здесь, мы сами себе Ад! И

    Выше потолков
    Бездомный плачет светлый дом наш
    Тишиной. И пpочтена скpижаль -
    Печаль о том что мы когда-то были...
    И не отданы долги,
    И пеплом шапка в сере кpаж
    Жизнь пpошла как не было...
    Hе поговоpили...


Апрель

Умирает в поле серый снег
Избавлением чиста земля,
И с надеждой утренних лучей
Вместе с нею оживаю я.
Из бесцветных запертых квартир,
Пустоту перечеркнув дождем,
Прошлогодним высохшим листком
Вихрь унес меня в далекий мир.
В белой стуже посреди зимы
Раз однажды мне приснился свет,
Встормошив меня весной, кричал,
Что чужой я здесь, бегом чтоб в даль,
Где в иной земле ждет Отчий дом.
Люди там летают и живут.
Давней болью потянуло ввысь -
Бился в стенку и не знал - куда,
Сжег лучинку и забыл - куда,
И тогда то мне явилась ты
Словно церковь в синем над рекой,
Словно ветер над гнилой тоской.
А мне сказали, что не смоешь грязь,
Что мы живем, чтобы стучаться в дверь
И родились, чтобы умирать -
Это врут - и я здесь не затем.
Ветер крыши рвет и провода,
В черных молниях вой словно смех.
Лишь обломки и пыль кирпичей
А из асфальта прорвались цветы...
Это видел мальчик - он ушел,
Он вернется и расскажет все...
Вот за дверью раздались шаги -
Может быть, он снова здесь...
Нет, видать, опять придется ждать -
Просто в дверь царапается кот...
Умирает в поле серый снег
Избавлением чиста земля,
И с надеждой утренних лучей
Вместе с нею оживаю я.


Бабочки

Я потом расскажу тебе, Родина.
Я потом расскажу тебе все, Родина.
А сейчас я  попою лучше, Родина -
Мне честнее так по жизни танцуется

Я потом расскажу тебе, Родина,
Как плясал, как летал над ромашками,
Как свисал над березовой пропастью,
Как любил за окном ночкой до зари.

Я потом расскажу тебе, Родина.
Я потом расскажу тебе все, Родина.
А сейчас я  попою лучше, Родина -
Мне честнее так верить тебе, милая.

Я потом расскажу тебе, Родина -
И не надо меня исповедывать,
И не  надо меня излечивать,
И не надо, уймись - покалечишь ведь.

Не уроды мы - просто все разные
Звери птицы, и лес у нас сказочный,
А кто полезет со всеобщею правдою
Просвещать, так нарвется ж, бедный, на обрез.

И полетят клочки по закоулочкам,
И запылают ограды и маковки,
И в книгах всех вавилонских библиотек
Не найдут ворОны умные про нас ничего.

Так и уйдем в лес никем не опознанными,
И зарастут буреломом тропинки все,
А вы останетесь... И только бабочки
Будут плясать да летать над ромашками

Ты прости меня, глупая Родина.
Я потом расскажу тебе все, Родина.
А сейчас я  попою лучше, Родина
Про то как пляшут над пропастью бабочки
Ниже ада выше рая пляшут бабочки.
Ниже рая, выше ада пляшут бабочки

август 2003г

Белое Безмолвие

Em     G       D        G
Такая  доля бесприютной свободы
       Am    G    H7
Искать горний дом в тридевятой земле.
Em   G     D    G
Выдавливать по капле урода,
        Am        D
Оставлять свою тень позади вдалеке.
   G           Am
Такая воля бесприютному псу
     Em    Am
Ходить на охоту, по следу бежать.
       G        Am
Вот так начало улыбнулось концу
      Em    Am
И круг замкнулся и меня не поймать.
C       D
А зеркало разбилось и рожа отмылась
G         H7
И оказалось что в поле совсем никого.

  G       Em       C     D
Белое безмолвие - моя победа.
  G     Am   H7
Белое безмолвие - твоя беда.

Горизонт пустой - там никого нету,
  G    Em       Am     H7
Уходи домой и не ищи меня.

     G       D        G
Такая радость игривому ветру
      Am        H7
Срывать черепицу и бить стекла домов
     G       D
Такая слабость для лунного света
     Am      D
Бежать по искрам со стаей волков.
    G      C       D
Такое право не боятся обрыва
   Em    Am
Если крылья горят и тянет земля
    G          D
Такая слава как безумно красиво
    G        H7
На охоту в поля в покрова облака
   C        D
Как запутала волос, подрезала голос
G     H7
Колдунья седая моя невеста зима.

Белое безмолвие - моя победа.
Белое безмолвие - твоя беда.
Горизонт пустой - там никого нету,
Уходи домой и не ищи меня.

  Em      D
Падал снег, заметал лицо,
   Em        D
Заметал следы приучал ко сну,

Наказал быть свободным, становиться прозрачным

Улыбаться бесплотно и не жаться к огню.

Пусть гаснет костер, ему - приговор,

Ему никогда не понять меня,

Ему никогда не увидеть меня,

Ему никогда не предать меня,
  Am       Em
Под северным сияньем заоблачным венчаньем
Am       H7
Престольным ожиданием светла дорога.

Белое безмолвие - моя победа.
Белое безмолвие - твоя беда.
Горизонт пустой - там никого нету,
Уходи домой и не ищи меня.

Бесплатно

Твои песенки мне сводят желудочно-кишечный тракт
То совершают с моими ушами половой акт
Тебя продает с лотка жирный жлоб
Если б я был тоже жлоб, я б его угреб
Чтоб он выключил к черту твой тошнотный компакт

Вы все герои попсни - ты самый первый, у тебя барабан
Так иди же подальше, веди их скорее, братан,
Пусть забирают с собой своих крашеных коз
Брючки в цветочек и горшочки для слез
Там на конечном пункте куча баксов и бар-ресторан

А что нам? Нам бы чуть-чуть портвейна, да хлеба
Попутного ветра, да чистого неба
Мы играем бесплатно...
Мы играем бесплатно,
Чтобы было вам неповадно нас покупать
Мы играем бесплатно...
Мы играем бесплатно,
И наш небесный трамвай вам не догнать

За тобой Система - они тебя хотели - ты им дал
Ты теперь на рекламе рядом с жидкостью для чистки зеркал
Твой голос, как нектар, как твоя попка мила
На ней висит ярлык, на ярлыке - цена
А на губках помада, чтоб клиент ну просто упал

Твой старший брат он с Брайтон-бич он очень блатной
Он раньше был эмигрантом, по утрам работал с метлой
У него теперь в натуре с братвой все четко
Под него вся малина кушает водку
Ему здесь хорошо, он в доску свой и не хочет домой

А что нам - наш путь лежит на самый край ночи
Над медью ваших крыш как огненный росчерк
Мы играем бесплатно...
Мы играем бесплатно,
Чтобы было ужам неповадно учить птиц летать
Мы играем бесплатно...
Мы играем бесплатно,
И наш небесный трамвай вам не догнать

А в Стране дураков все было как в Поле чудес
И Буратино ждал кайфа, но кайф куда-то исчез
И песню про мани-мани бьют часы на Кремле
Не жди сыночка, мать, он убит на войне
Чтобы чей-то золотой недотелок нагуливал вес

А трупы мальчиков-солдат на экране, как будто в кино
Как Рембо-3... Что надоело? Включи Бельмондо
А главное расслабься dream-конвеер идет
Не забудь, проголосуй, ведь ты же народ
Чтоб злой дядя не забрал корыто с хавкой, видак и вино

Ну а Родина что? Не неженка, сдюжит
Много ее... самим б не сесть в лужу
Все сойдет, все бесплатно
Все сойдет, все бесплатно
Только жаль что нет трибунала чтоб по счету воздать
Все сойдет, все бесплатно
Все сойдет, все бесплатно
Небесный трамвайчик уже не видать

А бывший народ продался за свободу жрать колбасу
Так козлорогий Мессир круто выиграл в телеигру
Но не стал искать петлю туповатый Иуда
Он взял водки и решил что до утра будет круто
Он был чуть-чуть Иван-дурак и не допетрил, что будет к утру

И Богоматерь уйдя прочь с иконы повернулась к стене
И покатилось солнышко - солдат рожайте вдвойне
Будет ветер на всем свете, двенадцать выйдут в наряд
Чтобы ваш дешевый рай превратился в ад
Я тоже вложу свой камешек в броню баррикад

Чтобы убитая птичка снова запела,
И пуля обратно в патрон залетела
Сквозь провода в Черный Свет беспредела
Мы летаем бесплатно
Мы летаем бесплатно
Наши струны - обрыв
А за ними Свет, что вам не замать
Мы летаем бесплатно
Мы летаем бесплатно
И наш небесный трамвай
Вернется опять

0

2

Будущего нет

На восьмой день недели переставать умирать
по пятой юге  любить в маковых алых полях
падать вверх, на костылях танцевать
встречать поезда на прощальных вокзалах
смиренно биться об стенку гордою головой
смиренно не  хотеть о спасении просить
и кормить мамку-землю собой как золой
про то, как здорово в рисованном домике жить
если кончился  мел, летя, орать "ну и пусть!"
от яблони  яблоком, к земле от земли
и прилежно учить  на урок наизусть
первую Заповедь  религии Любви:
будущего нет

Сумасшедший под  взглядами за толстым стеклом
живет в прекрасной стране, рисует на стенах,
в его детская тень закрывает лицо кулачком
от больничного  света на исколотых венах
он от нее далеко и ему лучше не знать
зачем вырваны из книги окончания страницы
ее случайно он нашел и так любил читать,
предполагая, что о нем ее писали птицы
Вергилий, где же небо? Почему все темней?
Спросили ляхи  Ваню, ну а мне до звезды
пусть для мертвых будет утро вечера мудреней
им не понять символ веры религии Любви:
будущего нет

До края всех краев - лишь дождь и серый цвет
но за пределами неба молния чертит победу,
рисуя домик наш, которого нет
по мнению  хозяина, что мир наш вертит,
любя свои законы - он мне являлся вчера
и предъявлял счет по полной, а я стоял у стены,
а я стоял и молчал, лишь смеялись глаза,
как перчатка с руки, как объявление войны
как творимая легенда, как весна в октябре,
как меч святого Хозрата, как на смерть снега блины,
как дурачок по небу, как детский смех на костре,
как все наоборот, как хорошо там, где есть мы,
как будущего нет

В защиту Свободы Слова

Свобода слова - это высоко.
Ее осуществляли апостолы, пророки
Под пытками и муками, ударами камней
Летело слово над землей свободной птицей.
Но причем здесь либеральный журналист,
Что обличая, знает - он в оплаченной "массовке"
И пуля не грозит ему, а в начале был
Иуда, что "сказал всю правду" - как в передовицу
Осины помнят про его правдивый дар -
Так был получен первый журналистский гонорар -

А Правда там, где Царские Врата,
А на западе - по прежнему тьма.

Свобода слова - это высоко -
Ее вершил солдат, что повторял слова присяги
Под дулами карателей на площади села - 
Был голос его тверд, его прервали автоматы.
Но при чем здесь либеральный журналист,
Мэтр грязного белья, любитель красного словца
И он не первый - первый видел пьяного отца.
Поскольку звали его Хам, он был доволен "компроматом"
Спокоен Хам - раз и на солнце пятна есть,
Найдет он что по "освещать",  кому стучать, на что поесть.

А Правда там, где Царские Врата,
А на западе - по прежнему тьма.

Свобода слова - это навсегда -
Пусть тьму объявят светом, запретят все имена,
Посадят всех в концлагерь, наооборот освободят,
Да так, чтобы никто не понял, что освободили в ад.
Отменят стрелку компаса , дождутся "марсиан",
Объявят "мурку" гимном, гербом Родины - стакан.
Обрежут алфавит, а  пол и возраст -  упразднят,
Совсем, чтоб больше не было неравенств и преград,
Еще понятье "истины" до кучи, чтоб нельзя
Нарушить было чьи-либо свободы и права
А после заскучают и на хрен все взорвут
В космическую пыль  - но  Слово не задушат не убъют -

И Правда там, где Царские Врата,
А на западе - по прежнему тьма.

апрель 2002г.


Валуйская

Безымянные погибшие в кухонной войне,
Бесконечные ряды продолжавших свой род,
Толпы падших ангелочков тонущих в вине,
Кто ищет, тот всегда что-нибудь найдет.

Влюбленный ежик ищет любимый туман,
Отелло отправляет дездемон отдыхать,
Но на поезде в твой город сломался стоп-кран
И я не знаю как мне теперь с него удрать.

Я лучше сдохну там где мне подохнуть судьба,
Как ты сказала тонко это, под забором.
Ты так мила, ты так добра, ты так прекрасна, но я -
Я импотент на почве рок-н-ролла.

Тусовка пестиков тычинок, острый приступ весны.
Как в ядерной войне - победителей нет.
Ты лучше приходи почаще в мои грязные сны,
Я лучше сохраню навеки твой портрет.

Но на поезде в твой город сломался стоп-кран.
Я не хочу хочу хочу, ну отберите мой нож.
Я инвалид твоей любви, я ее ветеран.
Я боюсь, что ты теперь от меня не уйдешь.

Я лучше сдохну там где мне подохнуть судьба,
Как ты сказала тонко это, под забором.
Ты так мила, ты так добра, ты так прекрасна, но я -
Я импотент на почве рок-н-ролла.

Поезд все таки дошел - я не забуду тебя.
Носки моих ботинок в каплях свежей крови.
Ведь ты ж в агонии, зачем же ты вцепилась в меня?
Прошу не надо ничего хрипеть о любви.

О отпусти, о не держи слабеющей рукой,
Тебе же в рай а мне не в рай, ведь у меня стоп-кран.
Ну на хрена тебе я там,ну отпусти меня домой,
Я так давно я так давно не видел маму.

Я лучше сдохну там где мне подохнуть судьба,
Как ты сказала тонко это, под забором.
Ты так мила, ты так добра, ты так прекрасна, но я -
Я импотент на почве рок-н-ролла.

Ты так мила, ты так добра, ты так прекрасна, но я -
Я импотент на почве рок-н-ролла.



Вдогонку за Дождем

Dm Gm A7
Глупым детям, полукрылым человекам
Dm Gm C
Не добраться до полуночного неба.
F
Ждать.
A7 Dm
Может быть, согреет дождь.
Dm Gm A7
Чтоб осокой в душу чистой песней,
Dm Gm C
Босиком под ливень. И воскреснуть.
F
Жить.
A7 Dm Gm
Пусть в зрачках все та же ночь.

A7 Dm C F
Выбив двери, убежать из подвала по траве
A7 Dm
Лезвием смешной любви.
C F
Бисер и чуть-чуть тепла,
Gm A7
Чтобы вынести-снести
Dm Gm A7
То ли путь, а то ли крест
Dm Gm A7
По дороге в никуда
Dm C A7
Там вдогонку за дождем.

Ночь мы проведем на мокрой крыше.
Город съежится внизу, мы станем выше.
Спой.
На земле так не суметь.

Покури чуть-чуть.
Глянь, под рукой - перила.
Мы вырвались.
Пусть позади, оборвано, остыло.
Все.
Вниз скользнув, подохла смерть.

A7 Dm
По ступенькам между звезд
C F
Мы успели далеко,
Gm A7 Dm
Только точки сквозь прицел.
Gm A7 Dm
Смолкли стены и слова.
Gm A7 Dm
Им нас больше не догнать,
Gm A7 Dm
С их пожизненной тоской,
Gm A7 Dm
С их изгаженной тоской,
Gm A7 Dm
С их вечно правою тоской.
По дороге в никуда
Там вдогонку за дождем.

Занималась степь смешными языками.
Только птицы почему-то не смеялись.
Боль.Нервный тальк больничных рук.

Амнезия недобитых сновидений.
Ставни век.
Попытка бегства.Возвращенье.
Звон.
Шесть утра, пора на круг.

A7 Dm
В кране хлорная вода.
C F
Потолки - нитроэмаль.
Gm A7 Dm
Ну а будущего - нет.
A7 Dm
Обломайся и проснись.
C F
Обломайся и молчи.
Gm A7 Dm
И забей гвоздями дверь.
A7 Dm C F
Указатель на пути - белым мелом поперек.
Gm A7 Dm
Чего хочешь выбирай.
Gm Am
Белым мелом поперек -
На дорогу в никуда,
Там вдогонку за дождем,
Там вдогонку за дождем...
Я очень люблю дождь. Светлая песня.

1992год.

Вертолет

Наш вертолёт летит, а крысы бегут -
Серые крысы, голубой вертолёт.
Черёмуха на улицах, а в клетке везут
Емельку-царя, и кто теперь разберёт:
Где чёрт, где чернильница, где свет маяка,
Где Великий Октябрь, где Ласковый Май.
Звездочётов, как грязи - сплошны облака,
И поэтому каждый знает точно, где рай.
Туман, туман - и всех прижало к земле
На овощные грядки под бюджетный разчёт.
Солнышко в артериях на полном нуле
У "стучкиных детей", но каждый верит и ждёт
Мультяшное счастье в спокойной стране,
Где всем на халяву мир и любовь,
Где застрахует всех по божеской цене
Госстрах либо ангел - только подпись готовь.

И ночь - без края, без отчества, без
Пробужденья - лишь снег блестит. Бес
Летит под луной на промозглых высотах, страшась только  Имени,
И повинуясь приказу - везти! - под Псалтири глаголов плетьми
Он мчит, чтоб успеть на заутреню в Иерусалим
Успеть на заутреню в Иерусалим.

Ништяк закончились weekend-ы в Простоквашино -
Всех взяли в заложники боевики.
Политкорректный "пед" бдит, все ль права уважены,
А по острогам звенят мужиков кандалы
Над городом круглым Чёрной Башни игла -
Микки и Мэлори были совершенно правы
У Супермаркета слоган с изображеньем Христа
Индейцы не ждут чудес - лишь огненной воды
Рим чтит закон, но правы всегда варвары,
И обвязавшись взрывчаткой, стебут гуманизм
И кто-то так и не досмотрит Санта-Барбару
Уйдя по коридору октаэдрических призм,
Где мухами корчатся в каждом стекле
Те, кто не сумел света лучиком стать.
Как холодно ветру на всей малой земле.
Как на щитке дрожат стрелки - ждут приказа "взлетать".

И ночь - без края, без отчества, без
Пробужденья - лишь снег блестит. Бес
Летит под луной на промозглых высотах, страшась только  Имени,
И повинуясь приказу - везти! - под Псалтири глаголов плетьми
Он мчит, чтоб успеть на заутреню в Иерусалим
Успеть на заутреню в Иерусалим.

декабрь 2002г.


Веселая славянофильская

Детский садик кончился, детям поpа в школу
Лишние интеллигенты поpосли тpавой.
Разбудили Геpцена, пили Coca-Col'у
А в итоге поле поpосло войной...

Тонкий стиль Hабокова не понять в окопе
Hе бывает вспоминать пpо весь Beatles в CD
Если он остался... нет, не во всемиpном TOP'е,
А в доме взоpванном твоем вместе с бывшими людьми.

    Солнце над головой, автомат под боком,
    Пpощай, не скучай свободная Евpопа!
    Солнышко по кpови, кpест под гимнастеpкой,
    Пеpетеpпи, бpат, все видит Бог, до утpа не долго...

Где гуляет Disco-баp, завтpа будет кладбище,
Так бывает... не беда, лишь бы хлеба pосли.
Лишь бы были дети, те, что на миpовом пожаpище
Для новых хpамов и домов отбивали киpпичи.

Симулякры не спасут, Пригову не молятся,
И за телевизоp выйдет плата по счетам
Раз пошла такая пьянка - смеpтью за околицу
Даже сам Бpюс Виллис не поможет нам!

    Солнце над головой, автомат под боком,
    Пpощай, не скучай Амеpика-Евpопа!
    Солнышко по кpови, кpест под гимнастеpкой,
    Пеpетеpпи, все видит Бог, до утpа не долго...

Hовое сpедневековье откpывает печи
Для мисс Интеллигенции, что билась за пpогpесс
В благодаpность за ее чаянья и pечи
Сэр Пpогpесс костеp ей сложит САМ - дымом до небес!

Есть божок у ней - культуpа - тонкая пpослойка,
Жить в ней, в общем-то, по кайфу, помиpать вот - нет.
То закаты над Евpопой, то, блин, пеpестpойки
И вечный Геббельс на него точит пистолет...

Ох, жалко нам вишневый сад, да сами виноваты,
Тpиста лет как pухнула Беpлинская стена
В каждом сеpдце. И вползли в нас такие гады,
Что отныне навсегда нам всем судьба одна...  Война!

    Солнце над головой, автомат под боком,
    Пpощай, не скучай Амеpика-Евpопа!
    Солнышко по кpови, кpест под гимнастеpкой,
    Пеpетеpпи, все видит Бог, до утpа не долго...


Взыскание погибших (Хлеб земной)

Ничто не забыто... Hикто не забыт...
Всех взыщут, вечно молят нас пpостить.
И пyсть в небе смеpтельном оpел летит,
Пyсть камнем падает бpосается обpатно в жизнь.
И пyсть нас бyдит на pассвете чеpный воpонок,
Где на запятках столь же чеpный вешний гpач.
Свет фар и оpдеp именем любви, ствол холодит висок,
Уводят сонных нас, но даже чеpез сталь как твой поцелyй гоpяч,

Солнце, всех согревшее солнце,
Нам подарено  солнце,
Любимое, жестокое, на всех одно солнце -
Ростку, что вылез однажды
И погибшим от жажды,
Как солдатик бумажный, -
Каждому свое... Солнце,
Ты взнянчило поля травы,
Копыт звон, кашель кровавый,
Поило пулей отравой
Самых верных детей...
Спасибо, что нет пощады, -
Огонь дают, как награду
Снопы повязанных Богом
Твоих колосьев лучей...
Колосьев лучей.

Все гоpода земли пyсты, пyсты их окон глаза -
Так было, бyдет всегда - возьми ее на ладонь,
Чтоб в стpанy меpтвых живой кто-то тянyл пpовода
Для встpеч, звонков, в поля pоз алых пpевpащая адов огонь.
Рвyт паyтинy кpылышки - всегда свободна пчела
И с pадyги земных соцветий собиpает свой мед.
Рвань паyтины на ветpy, yжас непонимания
У паyков всех  - вспять идyт часы и никто больше не yмpет -

Солнце, всех согревшее солнце,
Нам подарено  солнце,
Любимое, жестокое, на всех одно солнце -
Ростку, что вылез однажды
И погибшим от жажды,
Как солдатик бумажный, -
Каждому свое... Солнце,
Ты взнянчило поля травы,
Копыт звон, кашель кровавый,
Поило пулей отравой
Самых верных детей...
Спасибо, что нет пощады, -
Огонь дают, как награду
Снопы повязанных Богом
Твоих колосьев лучей...
Колосьев лучей.

А если нет любви, то значит Бога нет.
А если Бога нет, то значит нет любви.
Вся вера в том, что Слову не нужен ответ -
Вернутся в гавань из смерти все корабли.
И вновь деревья большие, легко по лужам бежать
И по полям боевым - до конца, до венца,
Где средь холмов зеленых, чтоб всех погибших взыскать
Идет мать  Божья Богородица - ей верит

Солнце, всех согревшее солнце,
Нам подарено  солнце,
Любимое, жестокое, на всех одно солнце -
Ростку, что вылез однажды
И погибшим от жажды,
Как солдатик бумажный, -
Каждому свое... Солнце,
Ты взнянчило поля травы,
Копыт звон, кашель кровавый,
Поило пулей отравой
Самых верных детей...
Спасибо, что нет пощады, -
Огонь дают, как награду
Снопы повязанных смертью
Твоих колосьев лучей...
Колосьев лучей...

Солнце, всех согревшее солнце,
Нам подарено  солнце,
Любимое, жестокое, на всех одно солнце -
Ростку, что вылез однажды
И погибшим от жажды,
Как солдатик бумажный, -
Каждому свое... Солнце,
Ты взнянчило поля травы,
Копыт звон, кашель кровавый,
Поило пулей отравой
Самых верных детей...
Спасибо, что нет пощады, -
Огонь дают, как награду
Снопы повязанных Богом
Твоих колосьев лучей...
Колосьев лучей.

январь 2001г.



Вокзальная

Am Am/G
Было очень скучно и придумывали игры.
Dm6 C E
Хранили в чемоданах на всякий случай вещи.
Меняли имена и переписывали титры,
Заводили кошек и любимых женщин.

Прятались в постели и отдельные коробки
Веселые бутылки, мудреные беседы,
Почетные ошейники, семейные решетки,
Дежурные сочувствия и чужие беды.

F D
Толпились и кричали на будничном вокзале,
G E
И искали нервно в расписании "на после"
Am Dm
Никем не отмененный запредельный поезд,
Am E Am
Непрошенный, бесплатный голубой вагон.

Было очень страшно, и валились на колени,
Вели себя примерно, знали свое место,
Ставили иконы, вглядывались в тени,
Искали на ладонях черви, бубны, крести...

Надеялись на Сына, переносили даты,
Сидели на дорожку, боялись лечь в больницу,
Плакались соседям, искали виноватых,
Переставляли мебель и молодили лица.

Оркестр заиграл "Прощанье славянки",
Опаздывал старик, бежал. Ему смеялась в спину
Прыщавая крикунья, шалая девчонка,
Чужая бескончная весна.

Было очень мало, к тому же одиноко,
Целовали в губы, обещали помнить.
Думали, что встретятся, поминали водкой,
Шли домой сутулясь, тупо и уже не больно.

А потом спешили, жили, рвали телефоны,
Всех родных и милых сквозь провода и дали
Ждали... Хоть разок на чай в возможном теплом доме
Скоро обязательно... - и не успевали.

И глядел на них огромными глазами
Добрых и чудных, совсем не понимая,
Изумленный и безгрешный озорной ребенок,
Невинный и, наверно, слишком мудрый Бог.

Am/G: 0-1-2-2-0-3
Dm6: 1-0-2-0-0-x


Всем, кто любит Вавилон

Покупайте тампоны Тампакс,
Жуйте жевачку Сперминт,
Жрите батончик Сникерс,
Пейте напиток Херши.

Все равно на вас найдется пуля.

Имейте куклу Барби,
Живите на планете Рибок,
Курите сигареты Кэмэл,
Мойте голову Проктерэндгембэл.

Все равно на вас найдется пуля.

Читайте Марининых- Шелдон,
Смотрите Сантабарбар,
Играйте весь вечер в Денди,
Купите немного Олби.

Все равно на вас найдется пуля.

Все кто любит Вавилон.
Все кто любит Вавилон.
Все кто любит Вавилон.

Все равно на вас найдется пуля.

Живите в бетонных тюрьмах,
Рубите для них деревья,
Скопите побольше денег
На вечную сытую старость.

Все равно на вас найдется пуля.

Будьте всегда правы,
Убейте тех кто не с вами.
Рожайте в пробирках деток,
Растите из них таких же.

Все равно на вас найдется пуля.

Старайтесь умирать пореже,
В промежутках избегайте думать,
Берегите тела и вещички,
Любите свои три шестерки.

Все равно на вас найдется пуля. 

Все кто любит Вавилон.
Все кто любит Вавилон.
Все кто любит Вавилон.
Все равно на вас найдется пуля.

Покупайте тампоны Сникерс,
Жуйте жевачку Херши,
Жрите батончик Тампакс,
Пейте напиток Сперминт.

Всемирное государство

All in all it's just another brick in the Wall
За моим окном срубили дерево,
Чтобы не мешало проводам,
Чтобы было мне тепло и светло,
Если я буду жить по их правилам.
И росли всем на том дереве яблоки,
Потому отдали землю асфальтным каткам,
Чтоб не смог быть человек без ведома
Хозяина всем плеткам и всем пряникам

Всемирного Государства

Кто-то вывел из строя механизм пилы -
Прохожие видели вьюношу,
По описаниям смутно похожего
То ль на Ермена, то ль на Лешу Карамазова.
Фоторобот его получит Интерпол,
Его объявит террористом интержурналист;
Ему не спрятаться и на краю земли -
Он нарушил священный покой и волю

Всемирного Государства

Оно будет тебе кормящей матерью,
Hо молочко только для послушных детей.
Оно станет тебе лучшим наркотиком -
Во избежание ломок ты сделаешь все.
Оно будет общественным мнением,
Смирительной рубахой и градом камней
Для паршивых овец и сумасшедших,
Тех, кто не принял личный номер кирпича в стене

Всемирного Государства

И был каждый человек обречен покупать,
И был каждый человек обречен продавать.
И лишь две тьмы: иль жить страхом будущего,
Или тысячи снотворных, чтоб забыть себя -
От наркотических Дахау, божков комфортных и карм,
До романтичной ностальгии, до революций в стакане воды
Hет ничего, что б не имело цены, и нет ничего, что бы не стало товаром для

Всемирного Государства

И малым, и великим, и богатым, и нищим,
И свободным, и рабам - никому
Hельзя будет ничего покупать,
Hельзя будет ничего продавать,
Кроме тех, кто получит печать...

Во избежание вражды - ковровый аминазин,
Во избежание войны - гуманный геноцид,
Во избежание депрессий - синтетический лес,
Во избежание стрессов - виртуальные сны,
Во избежанье фанатизма - масонский ништяк,
Среднеарифметический Символ Веры,
Во избежанье зла - длинные руки Добра,
Всеслышащее ухо, всевидящие очеса

Всемирного Государства

Для золотого миллиарда одинаковых,
Одномерненьких да управляемых,
Фотогеничных, с вкусом мяты, улыбчивых,
С американскою мечтою на счету,
Политкорректных и элитноконвертируемых
разчищает континенты от мусора
От народов, не удобных к обращению,
От дикарей, не подлежащих воспитанию

Всемирное Государство

Паутиною сетей и проводов,
Русалочьим смехом сэмплера,
Hежнейшей колыбельною дудочки,
Сновидениями эпохи Водолея
Влечет довольных крыс в сторону огней,
Где их утешит ослепительный аттракцион.
Серым неразличимым пастырем
Споет колыбельную ягняткам на ночь

Всемирное Государство

И не помогут тебе Двери Восприятия,
И не отмажут ни Генон, ни Ги Дебор, ни Маркс,
И не спасет тебя вера в прошлое,
И не пощадит надежда на будущее.
Конец игре. Костер погас. И никому не разжечь.
Вот только Свет над бездной не засыпать пеплу.
Только святые, только мученики знали
Как победить, как стать свободным, как убить в себе

Всемирное Государство

И малым, и великим, и богатым, и нищим,
И свободным, и рабам - никому
Hельзя будет ничего покупать,
Hельзя будет ничего продавать,
Кроме тех, кто имеет печать...

All in all it's just another brick in the Wall


Господин-оформитель

После дождичка в четверг на Кудыкиной горе
в пляс пустился дурачок с смертью в шахматы играть
оборвался поводок стало смертно в конуре
покатился колобок в пасть, под липкую кровать
нарисуй мое лицо  в самых радостных цветах
я буду улыбаться  тебе так мило
по ночам ходить светло с мордой в свежих фонарях
по весне как на войне - редко без могилок

Cобран пионерами ангел механический
наглухо припаяны крылышки жестяные
с песней патефонною райской мелодичности
лучше настоящего в нимб неона гляну я
ну а город пусть пылает - у пожарных выходной
пустота - нетленное время года
во дворе мой голос лает -
только зря пришли за мной
я картонный, неживой, нынче здесь такая мода

Взял невесту тиху, скромну, шел цветочки собирать
черви мне подрисовали выражение лица,
резал дырочки в иконе - ничего там не видать
встал с похмелья сиротою без небесного отца
хочешь, ручку протяни и копеек настреляй
обменяй по курсу свастикой по роже
сядь на танк по часу пик
пой, дави, танцуй, гуляй
с точки зрения  гусениц лица так похожи

Брызжут искорки из рук, пой, клюй Петя-петушок
о вреде курения вспомнят деревяшки-стены
что теплеет? Это лето, это южный ветерок
спел мне сказку о любви и пришел забрать из плена
серому автомобилю, тьмой рожден из пенной пыли,
идол новой красоты грядущей - раздирает кокон
а в коробке из льда целый год свежа весна
и никто не ходит  подышать из окон

Раз-два-три-четыре-пять вышел зайчик погулять
он идет домой, ему больше ничего не надо
шесть-семь-восемь-девять-десять в тесто-глину соль замесят
чтоб прямая стала  кругом, чтобы куклы были рады,
только, хера, гончим - смерть, коротка считалки сеть
нынче в поле невезуха ангелам благим прохожим
и играют дети в тир, и мишенью - целый мир,
а Хозяину за Пятачка за просто так, от души
ПО РОЖЕ



Дед Мороз

Аm G C
Подари мне тонкую иглу,
Dm Am E Am
Изумрудные осколочки далеких миров.
Am G C
Нарисуй мелками на стене
Dm Am E Am
Оправдания для праведных и искренних слов.
Dm Am
Недолгою болезнью отболело добро:
Dm Am
Это раньше были живы - а теперь легко

Dm Am E Am
Из-за иллюзорных сумерек и детских слез
Dm Am E Am
Скоро всех спасет добрый Дед Мороз

Покрести мне непокорное окно
Спасительной решеткой безмятежной любви
Научи меня слепого как дойти
Бренными ногами до соседней звезды
Покричи, пожалуйся - тебя поймут
Потерпи, подергайся - и так живут
Из золоченых крестиков и проданных грез
Скоро всех спасет добрый Дед Мороз

Заплати сполна за лакомый кусок
Безответными и добрыми - из тех, кто не смог.
Их разбудят синим светом на заре.
Размажь по скатерти-дорожке следом гордый плевок
Пусть зеленая карета уходит одна,
А мы свое доползаем - причем здесь весна
Тварей безнадежных от заветных звезд
Укроет и спасет добрый Дед Мороз


День, Когда мы Все Умрем

D            G
Все цветочки прорастут,
F#      Нm
Все букашки закричат,
G
Дядя Степа постовой
A        D
Улетит на юг домой,

G
Одиноким журавлем
F#           Нm
С криком матерным "курлы",
G
Бесприютный самолет
A           D
Упадет в немой тоске,

По невиданной стране,
Где-то очень высоко,
Куда он не долетит
Ни за что и никогда,

Там живет его любовь,
Ждет и плачет у окна,
Город будет еще спать,
Разбитной веселый гном

Много масок и гирлянд
Принесет и всем раздаст,
И начнется маскарад,
Съедут крыши у домов,

G
Стукнет заяц в барабан,
Em
Брызнет праздничный салют
G
Алым огненным стеклом,
F#           Нm    G  A
В день, когда мы все умрем.

Парашютиков десант
Одуванчик бросит в бой,
А они не захотят,
Скажут - баста воевать,

Бросят ружья, дунут раз,
Разбредутся по домам,
Вспомнит юные года,
Пожилой фонарный столб,

Листик клена задрожит,
Покраснеет от стыда,
Без сознанья упадет
На прохожую тропу,

Его ежик подберет
И посадит на иглу,
И повесит над столом
Наподобие ковра,

А безумный паровоз
Нагло рельсы разберет,
Дескать я совсем устал -
У меня теперь весна,

И сплетет себе венок
Одуванчиков надрав,
И уснет глубоким сном
В день, когда мы все умрем.

Дважды два станет нулем,
Выбъет окна сквозняком,
Сеткой трещин изойдет
Постпромышленный пейзаж,

Словно грязное стекло,
Разлетится, закружит
Стаей бабочек живых,
Вглубь иконы в темноту

В бездне позади стекла
Тени древних пирамид,
Ругань пьяных воробьев,
Глаза пагод и дворцов,

Солнца сотен Хиросим,
Жук ползет по стебельку,
Плачет о тепле метель,
Дескать, мне бы быть дождем,

Город сотни рук-ветвей
В небо тянет лесом став,
Запах вербы,ветерок,
А вдали огромный стол,

И кого там только нет,
Мы пойдем туда потом,
G
Но сначала помолчим
Em
В бесконечной тишине,

G
Словно свет двух фонарей
Em
По обоям на стене
G
Помолчим с тобой вдвоем
F#      Нm      G Нm
В день когда мы все умрем.

Деяния

Смерть потерялась в лабиринтах одной замкнутой комнаты,
И звезды гасли по одной под слоем копоти.
Их ищут пожарные, их ищет милиция -
Заведомо, действия всех служб бессмысленны.

И одни соболезновали: надо спасать их;
Другие пели: не в алмазах небо, небо в квадратик;
А третьи были облаками - они по небу плыли;
А иные растакие, насмехаясь, говорили:
Они напились сладкого вина

А убитая кошка вновь гуляет по крыше.
С крыши - город на ладони, а также лес за ним,
А по лесу скачут изумрудные всадники
В открытую дверь из груди навсегда.

А одни почитали их повинными смерти,
Другие гоготали - да, да - то были черти;
Молчали третие - их кайф всегда смеяться последними;
И  болтали те, кому не дано видеть видения,
Мол, они напились сладкого вина.

Хрустальный мост битым стеклом, значит прыжок через бездну,
Взявшись за руки. Отсчет идет. Горящие балки.
Координатные оси. Круги ада. Столетия.
В бездонной крохотной вселенной начинался пожар.

Для одних они лишь тени в огненном вихре,
Другие рты открыли, замерли и затихли,
А третьи обнимали пламя голыми руками,
Невидимое всем тем кто смеялся за дверями -
Они напились сладкого вина

Били витрины гастрономов в подарок собакам,
Бездомным собакам с оживших рисунков,
Просто смеялись, всю ночь шатались по лужам,
С порывом ветра исчезли навсегда, насовсем...

декабрь 2000г.

0

3

Джа Нас не Оставит

G        C     D     G      C    D
Подкрался незаметно на очень тонких ножках
C      G     D         G
К лихому анархисту и милым пацифистам.
G           C     D           G
Уютные носилки и трое санитаров.
G           C        D           G
Теперь легко поверить, что Джа нас не оставит.

На улицах стреляют, нелетная погода,
По ним шныряют танки, охотясь на прохожих.
А детский-детский садик переведен в концлагерь.
Теперь легко поверить, что Джа нас не оставит.

Зеленые лужайки, красивые цветочки,
Два злых сердитых дяди закапывают тетю.
Она кричит зачем-то и мне мешает думать,
А я вот, умный, знаю великую *ля тайну.

Ты не волнуйся тетя, я все давно проверил,
Проверка показала, что
Джа нас не оставит.


Для всех и ни для кого

Добей в себе маленькую тварь,
Которая во что бы то ни стало хочет жить
Которая сродни огню, как тепленький чай,
Как песенка, которую не стыдно забыть

Не стоит жалеть своего сатану
За то, что ему бедному,  тоскливо подыхать
Такую уж он выбрал себе злую судьбу
Тебе воскресать, а ему подражать

Всего лишь сделать первый шаг по воде
Всего лишь пройти малышом в первый класс
Всего лишь посметь призвать гору к ноге
Куда ей деваться, коль есть слово приказ

Что? Она не пойдет? Знать ты трус и дерьмо
И не хрен искать оправдания тут
С такими в разведку ходить западло
И в гору таких друзей не берут

А вечный огонь жгет города и миры
Так надо. И вновь продолжается бой.
Так надо. Вселенский Октябрь впереди
И Солнышко-Спас такой молодой

Так добей в себе смертную тварь
Которая так тужится, чтоб стать тобой
Добей и не мерзни, на исходе февраль,
Иди по земле - она станет водой

Под безбожною верой твоих босых ног
Скупым одиночеством кирзовых сапог
Ради памяти серых солдат-журавлей
На вечных снегах Отчизны моей

Дорога Домой

Em D G
На смешной дороге домой
Am Am/C Н7 Н7/F#
На самой окраине на предрассветном шоссе
Em D G
Став дальше красивых обломов,
Am Am/C Н7
Радостной боли и заманчивых вер.

Em C Am Н7 Н7/F#
Набивая обойму шестиструнной любовью,
Em C Am Н7 Н7/F#
Тишину изнасиловав битым стеклом,
G D C D
Я возьму свой кайф и увижу солнце,
G D C D
Я возьму свой кайф и увижу солнце,
Em C Am Н7 Н7/F#
Я пришел сюда, чтобы видеть солнце.





На смешной дороге домой,
Где мне объясняли, куда я иду.
Обрекали на пожизненный рай
С прокурорским сочувствием обесточенных глаз.

Я плюнул в их изможденные лица,
Вислоухой дворняжкой - по замерзшему небу.
Я возьму свой кайф и увижу солнце,
Я возьму свой кайф и увижу солнце,
Я пришел сюда, чтобы видеть солнце.

На смешной дороге домой,
Где под снегом - надежды отставших друзей,
Где чувак в голубом вертолете
Ждет дождичка, чтобы в четверг показать мне кино.

Забитый в угол безразличным туманом,
Улыбнувшись клыками, напролом, на флажки -
Я возьму свой кайф и увижу солнце,
Я возьму свой кайф и увижу солнце,
Я пришел сюда, чтобы видеть солнце.

1992год.

Дороги свободы

Ледяное стало б теплым, а горячее остыло
В компромиссах перемирий к окончанию войны
Белым флагом с голубиной лапкой над сплошной могилой,
Если  б не было нам смерти и весны.

И останемся козлами, обломавшись на пороге
Нами преданного дома, майской мирной тишины,
Если не поймем, не сдюжим непролазные дороги
От чудовищной свободы до спасительной любви.

Упокоенным покоя, а живым не жить без боли,
Без ромашкового поля, к бою скрещенных мечей
И, конечно, без любви не жить нам, как земле без соли
Смерть каждая  - твоя смерть - так становятся сильней

И чище утренней росы с травы, что скосят на рассвете,
И прозрачнее ручьев из стран, что снятся только детям,
Безымяннее солдата, что с последнею гранатой
Уже не ждал подмоги, просто помнил он о Боге,

И вернее рук, тянувшихся навстречу миллион миль бездны
Космических морозов без надежды, бесполезно,
Мы останемся счастливыми, останемся счастливыми,
Даже в земле счастливыми под соснами и ивами

И встретимся, мы встретимся, мы встретимся, все встретимся...

Ледяное стало б теплым, а горячее остыло
В компромиссах перемирий к окончанию войны
Белым флагом с голубиной лапкой над сплошной могилой,
Если  б не было нам смерти и весны.

декабрь 2000г.


Евразия

Куда летит мотылёк? - вечный Восток.
Время невозможно украсть, ведь оно - внутри нас.
Лучше гор всех - горы те, где никто не бывал -
Это знает река. Знает река.
Время дольше войны - пал Карфаген и Рим тоже пал.
Крестоносцы теряют кресты в бесконечных степях.
Одуванчики спят до поры под камнями дорог
Всех империй, и Бог им не судья.
июль 2002г.


Ерофеевская

Я очень болен тем, что мне все равно
В какую сторону света от себя бежать.
Я очень болен тем, что мне все равно
В какой земле ты будешь лежать.

   
И смотря на опротивевший участок стены,
Словно коза на образа,
Вижу скуку и пыль, они слетелись как мухи
На сладкие как пробка от портвейна слова.

Мне совсем не нужен рай в шалаше,
Мне не нужен, увы, и рай во дворце.
Там по разному кормят, но что за дело до тела,
Если некуда податься душе.

Я вновь бежал к тебе, но загремело в ушах,
Словно рухнули балки, я догадался о том,
Что в неких мирах был уничтожен бомбежкой
Наш еще и не строеный уютненький дом.

Возможно в той жизни ты была птицей,
А я был клеткой, или наоборот.
Возможно ты жила в дальней-дальней столице
И целый мир не знал, как набрать ее код.

Война окончена, по хатам, расставлены точки
И Москва не советовала верить слезам.
В этом мире каждый мрет по одиночке
И каждый эту долю выбирает сам.

И тем не менее раз вечером после пьянки
Мне встретился в проулке добрый ангел.
Я спросил его за что, мой милый ангел,
Ты объясни за что, мой светлый ангел,
Я разбил ему лицо, вот так, мой ангел,
Ты прости меня, прости, мой милый ангел,
И таскал за волосы по грязи
В милом городке, где вишни и дожди,
В том городке, где раньше жили мы,
Там где-то по линии Москва-Петушки.


Здравствуй

Здравствуй.
Солнышко горит и не погасло
Слева из груди закатом красным -
Ветрено там, и погода, что не помнит время года...
И мне в ней часов не наблюдать, и имя
Бросил в явь костёр из сна на сбрендивший язык
На радость духам ада, что от века знают скрипачей,
Влюблённых и прочих нарушителей закона,
По виду - человеков - в тайне - ангелов, кентавров, эльфов
И прочих - неизвестных, позабытых
В книгах приходских и чёрных,
Тех, кто не приемлет сна и дома,
Как плату за предательство лучика зелёного -
Хрупкого. Что с родины богов. Что не сломать дано
Лишь векам спящего ребёнка...
Тонко там, где никогда ничто не рвётся,
Там, где золотою ниткой солнце
Белую крещальную рубаху сшило
И тебя мне подарило...
Здравствуй....

сентябрь 2003г.


Земляника

Бегала по дому за детьми вина со столовым ножом.
А дети играли себе в салочки и пили вино из света.
Покатилась дура кубарем, из горла комком.
И вернулась вешним ветром. Ясный звон оконный. Лето.
По нетореным тропинкам, собирая росу до рассвета.
А над вечным покоем начиналась гроза,
На последних страницах под первыми каплями - Голубиная Книга.
Из глуши-чащобы звенят голоса.
В эту пору на вечных опушках вкусна
Земляника.



Земляничные поляны

Мартиролог пополняется - некрофилам шанс поплакать, потащиться
Над квадратными  домами, кирпичами-головами гаснут огненные птицы
Ручки, ножки, огуречки - в спину ключик человечки - дружное  веселье
От компьютерного  кода, от всемирного прихода - сладко, без похмелья
Но обернутся пулями бисерные феньки
Обернутся углями скопленные деньги
Все станет на места
Сквозь бубенчики  вселенских грозовых раскатов
Ужас гипсовый на лицах падающих статуй
Придет Весна, а пока
ЗЕМЛЯНИЧНЫЕ ПОЛЯНЫ НАВСЕГДА ПОД СНЕГОМ

Представление отменяется - караул устал, планка полетела
Разнеслось на сто сторон стаей галок и ворон преданное тело
Зазвенели по  столам, белых кафельным полям алые монетки
Обломались  кулаки и железные замки и сухие ветки
И лежит без дела цепь из птичьей слюны
Шума лап кошачьих, вздоха рыбы, корня скалы
Волк превратился в пса
И сверкает в  небесах Солнышко, как знамя
Ради тех, кто не продался, кто остался с нами
С нами до конца
ЗЕМЛЯНИЧНЫЕ  ПОЛЯНЫ НАВСЕГДА ПОД СНЕГОМ

А на снегу осколки отраженных небес - зеркальце разбилось
Время слепло, словно крот, время дернулось вперед - и остановилось
Надо зеркальце сложить, надо песенку прожить - не забыть ни  строчки
Тем, кто превращает в Власть кайф лететь и не упасть
Наши заморочки
Но и гордой птице - смерть в окоченелой степи
Где погасли все надежды, звезды и огоньки
Где сон, словно белый флаг
Но БЕЗ надежды, вспыхнув вдруг внутри, стало гореть
Что-то как Свет во тьме, как приказ долететь
И вышло все не так, совсем не так
Черным покрывалом ноченька укрыла от тени, от могилы, от вражеской стрелы
Белым снегом била, все черное отмыла Королева снежная - до кости, до души
А потом устала и   бросила на скалы, но скалы не убили - а за скалами  лучи
Алые лучи, рассветные лучи совсем иного Неба, совсем иной Земли
ЗЕМЛЯНИЧНЫЕ ПОЛЯНЫ НАВСЕГДА ПОД СНЕГОМ


Знаю

Dm
Рай лежит на остриях копий
А
Чтоб увидеть, надо сметь ослепнуть
F
Чтобы понесли как лист сухой ноги
C A
Как прикажет им невидимый ветер

И сырая трава задымится
Под невесомыми углями-ступнями
И пойдут греться звери и птицы
Не пугаясь огня за следами
Ведь..

Gm A7 Dm Dm/C
Я не верю ни во что не верю
Em7-5 A7 Dm Dm/C
Ни во что не верю я просто знаю
GmA7 Dm Dm/C
Я не верю ни во что не верю
Em7-5 A7 Dm Dm/C
Ни во что не верю я просто знаю
Em7-5 A7 Dm
Солнце горит во мне,
Солнце горит во мне
Пока горит во мне

Ласточка подстреленная в пулю превратится
И найдет охотничка даже в подземелье
Сбросит с плеч свинец и в небо возвратится
В сени к нам с весною принесет веселье

Ноченька бескрайняя съежится в комочек
Ляжет помурлыкать на теплые коленки
Трибунал Сыновний расставит все точки
И хозяина тюрьмы поставят к стенке

Я не верю ни во что не верю
Ни во что не верю я просто знаю
Я не верю ни во что не верю
Ни во что не верю я просто знаю
Солнце горит во мне,
Солнце горит во мне
Пока горит во мне

Лабиринты долгие по дороге к Замку
Только не помеха это для лавины
Не рисуйте, милые, нам черные рамки
Нас еще не создали - в руках наших глина

Ой, на сон грядущий эти сказочки страшны
Для братцев-пискарей, жизнью умудренных
Скучно тратить время, толковать им напрасно
Про победу павших и радость обреченных

0

4

Иголка

В кулаки, как конфеты, солнечные зайчики
Ныкали ловили неживые люди
Жгучим мармеладом испачкались пальчики
А воды умыться все равно не будет

Каждому по вере пить из теплой лужицы
Кому стать козленочком,  кому до донца
Паутиной ноги оплетали улицы
Паучок ловил в липкий невод солнце

А иголка моя жизнь лежит в яйце,
А яйцо носила уточка с серыми глазами,
А уточка на блюде на праздничном столе,
А дом где стол, он маленький, лежит в твоем кармане.

А весну встречали феи, провожали сволочи
В королевстве грязных луж промокают ноги
И бог раскладывал нас бережно товарами на полочки
Ему какое дело в какой Рим дороги

Со стола упала ложка перочинным ножиком
А перья просто снег - порвалась подушка
Я лучше помолчу, мне не о чем звонить до боженьки
Мне сдала его весна с потрохами прошептав на ушко

Что иголка моя жизнь лежит в яйце,
А яйцо носила уточка с серыми глазами,
А уточка на блюде на праздничном столе,
А дом где стол, он провалился в дырочку в кармане.

И хотела дура-песенка погано кончится
Только мало петь - как жить? А как спою так будет
И выбив дверцу рая прыгну так над пропастью,
Что полетят к чертям чернильницы и судьи

И мне плевать, как пахла шерсть паленым, как чадили факелы
И как снизу бездны смешно, злобно изнывало пламя
И как бесились в раю, пели песни ангелы
Про то, как не было меня... про то, как НЕ БЫЛО МЕНЯ...
ПРО ТО, КАК НЕ БЫЛО МЕНЯ... ПРО ТО, КАК НЕ БЫЛО МЕНЯ...

Хрустнул каблучок по скорлупе,
И улетела уточка за семью ветрами
И тосковать пустому блюду на столе
И зашить самой иголке дырочку в кармане...

Имя

До последнего патрона по полям цветов
с безысходной радостью с боем брать
запредельные высоты, ржавую колючку слов
рвать, затаптывая мины, на своем стоять.

Войти в город на рассвете и поджечь дома
начинать со своего чтоб не манила дверь
перед этим стереть пыль и убить паука
перед этим застелить огнем постель

И не надо мне чудес мотылек бьет в стекло
и свет алый во мне, и победе в лицо
бездна смотрит устало, я дойду все равно
долго теням  болотным вслед мне имя шептать
зря : в купальскую  ночь папоротник - цвет сорвать
просто и суждено и теням не понять
но зачем тебе имя мое

Семь ступенек деревянных и комплект гвоздей
на все комнаты не сыщешь ни одной стены
А с опушки радугой голоса детей
жить да жить бы, если б не было войны

если б не было ......  Нечестно, если имя одно
у любого креста  целых две стороны
так что ешь мой хлеб, пей мое вино
как я твой, а если нет, тогда - прости

не поможет огню имя, а солнцу луна
выше осени слов перья и крик ястреба
и камней, где терять голову иль коня
и все имена

сквозь безмолвный холод снега белых листов
одинокой черной строчкой волчьих следов
ниже прав, дальше неба, тьмы и света боев
в мир вечного Севера

Все равно придет вода, развесит буря все на места
замесит нас восьмикрылой звездой на заре
и ребенку в колыбели приснится гроза
шкурам серым крылья белые - все как на войне

будет стол, будет пир - кого там только нет
только в лужах апрель, западло умирать
западло искать днем с огнем солнышкин свет
и зачем-то по одному за солнцем стоять

и не надо мне чудес, мотылек бьет стекло
за свет алый - спасибо и победе в лицо
бездна смотрит устало - я дойду все равно

долго теням болотным вслед мне имя шептать
зря, в купальскую ночь папоротник-цвет сорвать
просто и суждено и теням не понять
но зачем тебе имя  мое?

А пресвятые генералы бросили солдат
без мечты на поле боя в одиночку держать
в темноте рубеж последний вслепую, без карт
хотя за спиной давно колокола слыхать

так вольготно в одиночку хотелось быть христам
только каждому по счету, по тридцать монет
выдали б, но живы вопреки ветрам
люди посреди  развалин и смерти нет.

Инквизиция

Слепая инквизиция любви
костры палила каждой ночью
безответно перекошено немало
не считали нам живым не интересно
пусть их там считают ангелы
мы отвернемся чтобы не мешали

Усталыми губами они трогают
последние минутки
безнадежные объедки со стола
потом какая разница куда
от боли и пустого неба.
чтоб собачьими глазами
спрашивать за что

Слепая инквизиция
сожжет инаколюбящих
сирена скорой помощи
споет на память песенку о варежках
навязаных в подарок нежно
лишь бы не озяб,

Об электричках, таких медленных
что страшно- опоздают,
телефонах леденелых
потерявшихся жетонах
стылых пальцах и гудках
напрасных- накрест

чья-то милость- слабых в рай
по льготному тарифу
очень справедливо: там так тихо
и нет одиночеств.

Слепая инквизиция любви
найдет виновных мы спокойны.
безопасно неидущим по канату
наблюдать на людной площади
так часто не везет канатоходцам.
мы то будем поумнее ладно?

А коль канатоходец упадет
тогда конечно мир поймет
как больно нам
их боль мы превратим в роман
им умирать, чтоб воплощаться
в пароходы в наши строчки в наши слезки
и другие описания наших ран
и в жалости нетрезвых дам

а мы возьмем на борт сто грамм
а после после после...
после все конечно же пройдет
мы улыбнемся и пойдем
ведь мы шикарно отдохнем
с ружьем и другом палачом
мы позовем своих знакомых
и пойдем стрелять других собак бездомных.
1994-1996



Исповедь

Мне задавали вопpосы вежливо,
А я отвечал уклончиво
От стpаха косил под хоpошего
И честные стpоил глаза.

И ангел с повязкой кpасною
Вздохнул и сказал "напpасно ты...
Здесь никого не бьют, но всех по pазному
Так что в pазведку идти без тебя..."

Вздохнув, исчез он, и один остался я.
А кpугом поля узоpами, сказками...
Мне говоpят, они такие пpекpасные,
А я не чувствую их кpасоты...

И вот о забоp ломаются ноготки,
Как в коpобке летается бабочке,
Как ненавидят лица в зеpкалах кулаки
Как горло дымом без глоточка любви...

Пускай отpавленный, пусть хоть единственный,
Пусть скатеpтями доpожки все выстелят,
Пускай под зад дадут, в затылок пусть выстpелят,
Только б веpнули заветный клубок.

Чтобы бежать, меняя лапти на ссадины,
Сквозь буpелом в нить от собственной гадины,
Где все надежды ею, подлой, укpадены,
И хочет тьма стеpеть свечи огонек...

Пpости и пощади меня, Святый Ангеле,
Слишком меpтвая без неба смеpть на земле,
Hе дай, Господь, стать дезеpтиpом на Твоей войне,
Возьми хотя бы штpафной батальон...

Последний pаз, пpощаясь, видеть луч солнечный -
Такая доля всем нам, обpеченным нам...
И все б достались пpожоpливым гpобам
Если б не лучик света, Имя Имен...

Мне задавали вопpосы вежливо...
А я отвечал уклончиво...
Мне задавали вопpосы вежливо...





История одного города

Гоpод сдали без единого выстpела
Поважнее нашлись занятия,
В каpмане кончались денежки,
И на днях ждали новые пpаздники.

Кто-то облившись бензином стал факелом.
Кpутили пальцем у виска, звали скоpую
И мальчишки с лицами победителей плясали что-то там с белыми флагами...

  А поезд ехал в Диснейленд...

И никто не сажал, не pасстpеливал,
Меpли сами, как-то так, потихонечку,
Чеpез месяц замечали нечаянно,
Что у соседа двеpь всегда запеpта...
Заpастали буpьянами кладбища,
Сеpиалы никак не кончалися,
Снился боженька, pумяный, как диктоpша
Hеpожденные дети не плакали...

Уходили мегаполисами в огоpод,
Тащились куликовскими битвами,
Расслаблялись получать удовольствия,
Похеp как, лишь бы не было войны.
По следам выpождения на лице
Пеpековывали меч на аpахисы,
Сдавай бpатьев коpшуну за 30у.е.
Растили пpеданно в себе Микки-Мауса.

Исчезали из памяти и каpт,
В даль вели благие намеpенья.
Их pаскопали б потом аpхеологи,
Hо аpхеологов не будет никогда

   Ведь поезд мчится в Диснейленд.

Да и сказка понемногу кончается
Или истоpия одного гоpода
Или сто лет одиночества,
А pебенка обглодали муpавьи.



Каждый - звездой

Дети бежали по лугу,
Как обыкновенное чудо.
Мамы проверенных истин
Им вслед кричали: "Вернитесь домой"
А луг - соляными столпами.
А луг - расписными цветами -
Обрывается в звездное небо,
Где каждый рожден быть звездой.

Из низин к ним тянулись коряги,
Плели ноги им сонные маки,
Города поезда отменяли,
За это подлым им гореть за спиной.
В запрете лица здесь - лишь роли и маски,
И те, кто учит верить, не верят в сказки.
И все что есть - одинокое небо,
Там, где однажды каждый будет звездой.

Дети бежали по лугу,
А дьявол искал в них Иуду,
Чтобы разделаться по-одиночке -
С одним крылом не прожить радугой.
Там, за туманами, дороги и песни,
Там все, что честно - росой в огненном тесте,
Там Страшного Прощения небо,
Где каждому СУЖДЕНО быть звездой...

январь 2002г.




Кастл Рок

Милая пойдем гулять этой ночью в темный парк 
    города Кастл-Рок                                     
Прячет полная луна                                       
Морду в ветви ивняка                                     
И крадется ветерок.                                     
                                                         
Только ветерок ли это, что там хрустнуло средь веток     
Знает только лунный свет.                               
Если станет чуть-чуть страшно                           
Не смотри назад - напрасно,                             
Там тропинки больше нет.                                 
                                                         
На, допей скорей стакан,                                 
Вниз спускается туман.                                   
Не крестись, прогонит водка страх.                       
Где-то сзади вой собаки,                                 
К нам подходит некто в фраке                             
С красным огоньком в глазах.                             
                                                         
Не кричи, его не бойся,                                 
Сытый он не страшный вовсе,                             
Лучше сторонись дубов.                                   
Сыплются тихонько с кроны                               
Паучки и скорпионы,                                     
Слышен смех недобрых голосов.                           
                                                         
Сверху налетели тени,                                   
Чьи-то когти, зубы, перья,                               
Капает зеленая слюна.                                   
Корни начали движенье,                                   
В корчах тянутся деревья,                               
Черный ворон каркнул: никогда!                           
                                                         
А за дубом, чуть дрожа,                               
Блестит лезвие ножа                                     
Крестик сорван смрадным язычком.                         
У заборчика в тени                                       
Эдгар По и Стивен Кинг                                   
Спор ведут, махая косячком.                               
                                                         
Что, ты думаешь, спроста                                 
Я привел тебя сюда?                                     
Вот уж и увязли навсегда.                                 
Твои ножки в смоляной трясине,                           
Ручки в липкой паутине,                                 
Милая, я так люблю тебя.                                 
                                                         
Вот двое в белом и носилки                               
Подточу клыки я пилкой,                                 
Поцелую, сделаю надрез.                                 
И вот вином полны бокалы,                               
Милая, тебя ль нам мало.                                 
Пусть гуляет до утра весь лес.                           
Милая прощай!

г.Старый Оскол


Квадратная

Am       G        F       E
Когда тени в углах заплясали смелей,
Стали слышаться крики неизвестных зверей
И штора качалась взад-вперед,
Am        G       F        Am
Я понял что мой телефон мне врет.

Я позвонил ей и сказал: люблю и жду.
За стеной шуршит весна, я больше не могу.
А из трубки голос тихий: тогда прощай,
Сотри из книжки номер мой и не вспоминай.

Я, обломавшись, позвонил другу домой.
А у друга голос тот-же, но совсем чужой.
Он извинился что забыл, как меня зовут,
Очень рад поговорить, но сейчас его ждут.

Я испугался и набрал номер Господа Бога.
Но хозяина, как понял я, не было дома.
Чей-то голос, видно ангел, мне объяснял,
Что Бог был очень занят и теперь устал.

И я разбил о стенку подлый аппарат.
Теперь в трубочке загадочно везде молчат.
В трубку дышет она, и тоже молчит.
И друг, конечно, слышит только тоже молчит.

Интересно, что они никогда не придут.
Интересно, что и я навсегда тут
Вот узнать бы, как выглядят лица людей,
Но в комнате квадратной не окон ни дверей.
Написана в Иваново. Таким вот обэриутским псевдодетским языком, наверно, описал
Изнутри состояние греха отчаяния.

0

5

Китеж

Если все-таки Москва до сих пор Тpетий Рим,
То не может Москва быть лишь для москвичей.
Если русская земля до сих пор Третий Рим,
То быть русским - больше, чем быть просто русским.
Hастало время зеркал, и лжет тебе каждый флаг,
Чтоб Система сыграла тобою в хоккей,
А ты шайбой ей стал, замерзшей свастикой падшей,
А увы, не смертельным ей солцем жарким.

Брама сотворил тюрьму, Вишну сохранил тюрьму -
Ее взорвут лучи Весеннего солнца.
Брама сотворил тюрьму, Вишну сохранил тюрьму,
А нам ее взрывать ради Крестного Солнца.

Чтоб борцам со тьмой стать верными тьме,
Чувство правоты дадут им и ослепнуть чуть сердцем.
Инквизитор, Лжец Великий тысячелик,
Когда глядишь в него ты - он смотрит в тебя.
И ты поверишь ему без апофатии Веры,
Без хлеба совести с деконструкции перцем,
И ты за ним пойдешь без знания-причастия
Священного Огня - Христа.

Брама сотворил тюрьму, Вишну сохранил тюрьму -
Ее взорвут лучи Весеннего солнца.
Брама сотворил тюрьму, Вишну сохранил тюрьму,
А нам ее взрывать ради Крестного Солнца.

Враг все равно уничтожит наш лес -
Это значит всего лишь, что ни пяди без боя.
Тайна храмов-елей отразится в воде,
Свирель фавна плывет вглубь на зеленой карете.
А что поэт? Лишь солдат - дело гиблое,
И его счастье - безысходно простое:
Быть палачом смерти в трибунале Любви,
Быть прокурором игре с точки зрения смерти.

Брама сотворил тюрьму, Вишну сохранил тюрьму -
Ее взорвут лучи Весеннего солнца.
Брама сотворил тюрьму, Вишну сохранил тюрьму,
А нам ее взрывать ради Крестного Солнца.

Если падет Третий Рим,
Если уже пал Третий Рим,
Если падает Третий Рим,
Как Вавилон падает, падает, падает...

Если Брама сотворил тюрьму, Вишну сохранил тюрьму -
Ее взорвут лучи Весеннего солнца.
Брама сотворил тюрьму, Вишну сохранил тюрьму,
А нам ее взрывать ради Крестного Солнца.


Колыбельная

Покупали стихи в универмаге, узнавали судьбу из последних газет
побеждали врагов в компьютерных драках
с Камасутрой на завтрак, с святой водой на обед
победители, спите - все отныне спокойно
в колыбельных стандартах панельных домов 
побежденных нас нет - пусть вам будет не больно
когда вдребезги побьет стекла ваших очков

высокая поэзия кованых сапог
добродетельный мир, новая Жюстина
Фтор укрепляет зубы, Иисус любит тебя
каталог товаров, рок-андеграунд
Джа даст нам все, мир спасет красота
Иегова не съест, интернет не обманет. 
ах, гуманно на кухне с мыслями о вине
ой, давай говорить другу друг комплименты 
пока не прервет командой - к стене!
Этой любви прекрасной моменты - 
победная поэзия кованых сапог
добродетельный мир, новая Жюстина

Мики-маус с утра обнаружит простуду
в полдень синие пятна по телу пойдут
ну а к вечеру - рак и выпадут зубы, 
а потом пауки из углов поползут
и лифт оборвется, дискотека заглохнет
псы найдут горла жертв, грянет пир, будет вой, 
когда захлестнет и погасит все окна 
клокочущей, пенной, бездонною тьмой

безумная поэзия кованых сапог
добродетельный мир, новая Жюстина
По всей Земле поэзия кованых сапог
добродетельный мир - баю-бай

Конвейер

Em Am Н7
Утро иль вечер - я точно не знаю:
Em Am Н7
Серые стены - от края до края.
Am D G Н7
Убогие радости, бумажные лица,
Em C Am Н7
Легкие способы отвязно забыться,

Em Am Н7
Слиться с толпою бесцветною краской,
Em Am Н7
Ослепнуть, не знать, чтобы не было страшно,
Am D G Н7
Странную тайну в дыхании ветра,
Em C Am Н7
Такого живого, искристого ветра...

G D Em
В глубине вселенной сжигаясь свечами
G D Em
В той, чье начало за пустыми глазами
Am C Н7
Они живут, они горят, эти искры,
Em Am Н7
Значит, жизнь пока не теряет смысла.

По пустым коридорам синими огоньками,
В окна лунными бликами сквозь тревожные ветви
Дальше, дальше...
Кончаются, гаснут...
А мы остались на стеклах бессмысленной грязью.
Мы стекаем со стекол безропотной грязью.

Здесь кто-то вякнул про Бога - и Бога не стало,
А чужое говно обозвали раем.
Ну а наша любовь лежит под откосом,
Обычный труп под обычным откосом.

Пойдем, посмеемся, пошвыряем ногами,
Плевать, что холодная, погреем - очнется.
Сядем на гравий, да уткнемся в колени,
Слушать бодрые песни товарных вагонов.

А за стеной - два шага - вольные кони,
Не знавшие плети дикие кони.
И мы надеваем венки из цветов
И исчезаем в полях дивных трав, добрых слов...

Но это - в краешке глаза, и то - лишь на мгновенье:
От такого нездорового сновиденья
Оберегает тебя надежно и крепко
Твоя не шибко золоченая клетка.

Разговоры про деньги.
Недалекие планы.
Постоянные игры. Посторонние лица.
Кошки. Мышки. Кто выжил?
Свод житейских наук.
День. Утро. День. Ночь.
Так замыкается круг.

Любишь вкусно жрать всвязи с текущим моментом.
Ты должен стать надежной циферкой процента.
Сделать все, чтоб ты служил их прогрессу.
Из тебя выйдет надежная машина,

Без отказа, с гарантией на случай износа.
Приступ злобы окончен, разбиты ладони.
Все пройдет, все о'кей, ты, главное, прибавь отдачу
А сейчас - отдохни, завтра снова конвейер...

А за стеной - все те же нелепые кони,
Какого нам черта стремные кони.
Двое придурков в венках из цветов
Исчезают в полях своих идиотских снов.

Глупышки. Зверьки. Увидели дали...
Зверьки, рвались сквозь горящие рельсы,
Под железный грохот, по последним метрам,
Под железный грохот с их детской надеждой,

А колеса давили, давили, давили,
Их давили, давили, давили, давили...
А мы стоим и смотрим, и слушаем крики,
Мы хотели уйти - было лень отвернуться.

А за спиною лязг - железной дверью,
Над головой звезды-полосы чужого флага.
А конвейер идет, штампик стучит.
Здесь твое место.

Конвейер идет, штампик стучит.
Здесь твое место.

Дай себе немного отдыха, получай процент.
Здесь твое место.
Здесь твое место.
Здесь твое место.

Надавай, дядя, подарков да денег!
Надевай, дядя, цепь и ошейник!
Только что-то охота взять да покусаться!
Только цепь однажды может и порваться,

Эх, свобода, в горло вцепиться,
Кровь - это кровь, а не водица!
Крики, лай, лай, лай, это облава!
Все равно - получи!
Жри! Хавай!

Хавай на снегу кровавые точки,
А в глазах пляшут ангелочки,
А в глазах - красные кружочки,
А в глазах - красные кружочки...

Все равно конвейер на всех нас ставит точку.
И остались лишь мятые квиточки,
И остались лишь квитанции-листочки,
И остались лишь пластмассовы цветочки...

В глубине вселенной сжигают свечами,
В той, что за пустыми глазами.
А живут ли они, а горят ли еще эти искры?
И кто скажет, что жизнь не теряет смысла?

Кто же скажет, что жизнь не теряет смысла?
Кто же скажет?
Кто покажет?
Кто докажет?
Кто покажет?
Кто докажет?
Кто расскажет...
Мы попляшем...








Конец

Ходят биороботы по планете
Ищут биороботы счастья на свете
Им для счастья нужно совсем немного
Для идущих на (не цензурное слово) открыта дорога

А для идущих к Солнцу - кресты на каретах
В смирительны рубашки до вечного лета
Случайные смерти за выход за рамки
Все как задумано, все как в танке

Ты им не страшен, тебе оставят гитару
Давись своей водкой, сдавай стеклотару
Летай хоть куда в закрытом чулане
Ищи свою вечность на телеэкране

А живые пылают в горящих скитах
В долгожданных последних лихих временах
Как последний держащий рубеж свой солдат
Как Ооки Исана, что берет автомат

Скоро грянет чума, заметет пеплом окна
Бедный мир невиновен, ему просто больно
Просто поезд все ближе, ближе - в бешеный поезд
Превратилась бесстрастная лютая совесть

Не воскресают мертвые, каждому свое
Пусть солнечный огонь обжигает лицо
Пусть солнечный огонь выжигает глаза
Танцуй, к Берлину подходит война

Танцуй, к Берлину подходит война,
А Конец начался, следов святых не осталось
И мир зябко воет беспризорной собакой

Конец начался - никто не заметил
Супчик не остыл и солнышко светит.

Но ваши лица уже словно на штукатурке
И кусочки летят, за ними пусто, там дырки
Там нет ничего кроме нашей Победы
Новой земли и нашего неба





Конец Русского Рок-н-ролла

Am
Немного грустная история, сплошное стебалово
Немного смертей, гораздо больше скандалов,
Dm        E
Короче, раз тонула в Волге желтая подводная лодка.

Пива и зрелищ - орал третий Рим.
Летели чепчики и лифчики, хотя рим был глухим.
Давай на бис!
На бис! и так, пока не пошла кровью глотка.

Изготовление "винта", домашние условия,
Схождение с ума товарища Цикория,
Acid high life - жизнь от укола и до укола.

На Берлин идут атакой русские панки.
Джонни Роттену с Москвы нужен счет в ихнем банке.
Дело Троицких или конец русского рок-н-ролла.

Романтический герой в черном плаще покорил сердца,
Захватил все места в хит-параде.
Но это в песнях, а в жизни у него ларек,
К нему по вечерам подъезжает дружок на тачке,
С дружком, разумеется, бляди.

А другого раскрутили на обе столицы.
К нему подезжали различные лица.
Говорили, все будет.
Нужено демо в новом проекте.

Говорили, мудило, скорее пишись, твои песни - хиты.
Не заметили лишь что эти песенки все
Где-то на между жизнью и смертью.

Жизнь и смерть - две дамы, почти треугольник.
Как они удивились, когда как-то раз с перепоя
Он понял что с одной все не так.
А раз не так, то так и надо.
И отправился спать со второй.

Школа, армия, семья, сослуживцы, родители,
Хорошие подруги, другие благодетели...
А человек один.
Они его загоняли.

А теперь, как вам ни странно он сидит на игле,
Ему скучно жить без LSD.
Получите, распишитесь, спите спокойно.
Загнали.

Человек здесь - только собирательный образ.
Всего то и было, что гитара и голос.
А где это было? В Питере, Москве или в Калуге?

А у нас зато шикарный повод для пьянки.
Например концерт памяти Янки.
Под нее, говорят, хорошо танцевать буги-вуги.

Смерть уже продана.
Легко рифмовать
Словечки "насрать" и "умирать".
Особенно если делать это в майке с портретом Егора.

И песенки пели, и, как шелуха, слетало с них что то,
Вероятно душа, и исчезала прочь за далекие горы.

Но никто и не заметил по пути в гастроном,
Что так давно уже пахнет дерьмом
Наш крутой протест в перерывах попойки.

И мы споем лихую песню про андеграунд,
Хотя никто здесь не выйдет на последний раунд.
Нам и так хорошо на нашей рок-н-ролльной помойке.

Мы споем еще на бис на нашей рок-н-ролльной помойке.
Мы споем еще не раз на нашей рок-н-ролльной помойке.



Контркультурный Блюз

Dm | Gm A7 | Dm | B A7 | Dm | Gm A7 | B | A7 |
Dm | B  A7 | Dm | B A7 | Gm | B  A7 | Dm | B A7 |

      Dm                      Gm        A7        Dm  B A7
Контркультура как  стиль, например, плевок на стене.
   Gm                     C                 B    A7
Революция, как модный прикол, лозунги дискотек.
        Dm             Gm    A7     Dm  B A7 
Капля крови на лезвии мылит шею петле.
            Gm               B      A7           Dm        B A7
Жаль, не домылила - стало б меньше соплей да гнилых телег

Весь мир - дерьмо, цель - гастроном, а по роже чисто Курт Кобейн.
Ручки чешутся у твари пострелять прохожих Ульрихой
Знать, дрожащая попалась. Помечтала? Обломалась? Жри портвейн
      Gm                B                  A7
С маманархией на пару, сублимируй: "Панки хой"

Тащись от крутизны и депрессии, кляни буржуев
Или ниггеров с хипами - кошки-мышки - итог, вообщем, един:
Тебе пришьют этикетку, прикид в стиле и пару значков
    Gm                      C               B   A7
И программой в мозги веру: ты здесь такой один
    Dm                B  A7         Dm  B A7
По дороге на полку в кукольный магазин.

Здесь есть ассортимент на любой тонкий вкус:
Есть спрос на анархистов в косухах, на любителей Джа
На попкорновых наци, сатанизм и Далай Лам  а ля рус-
На полке рядом "На На" - лишь другая цена
Сындынгай феньки хиппи то же, что звон наручных оков
Че Геваре на майке не мешает маркетинг за год,
А настоящий бы начал с расстрела господ леваков,
Играющих в песочнице в герилью и 68й год
Чтобы Прошечкин кушал, нужны клоуны в коричневый цвет
"За нашу победу!"- не правда ли , отличнейший тост?
А победы не будет- здесь игра, и ее в правилах нет
Есть только кайф тусануться, оторваться в полный рост
По дороге на полку в кукольный магазин.

Шигалеву снилось, что он - Шива и великий Пол Пот.
У безродного Вани из всех дыр пер нонкомформизм:
Кишкой последнего попа бей военкома-пусть никто не поймет.
Свобода подсознанию, долой православный фашизм...
Рука тянулась за булыжником, но тут бойцы подкатили траву-
Legalize it Амстердам начнется с нас, пусть враги подождут...
Слава Богу, так накрыло их революцию
Здесь - не до гнид, здесь Благовест поверх войны -пусть не мешают-
                     уйдут , пойдут
Пока не дали, в их игрушечный город, где все при делах:
Где панк любит помойку, а гранжер ненавидит себя,
Скин поет по английски, толкинист - об эльфийских мечах,
Птюч собирает "альтернетив" и "марки", а кээспэшник - дрова.
Все они оптом не любят "цивила", "жлоба", узнавая с  надеждой
Черты своих будущих кайфов и стремов в королевстве налоговых, крыш,
Мыльнооперных жен, пива после работы; жить то нужно
  и детишки -тинейджеры ... Так до самой последней стены,
На которой не кровью - что вы! - чернилами;
Нет, нет- не кровью - что вы! - чернилами
Надпись : всех можно понять наигрались...
И - ввысь,на лучшую полку...

А за пеленой декораций - все по плану идет:
К примеру, бомбежка, и ребенок умрет до утра.
Не попишешь - судьба: F-16  с грузом вышел в полет.
Дядя Скрудж сделал прибыль, генерал посчитал вектора...
Брат взял фартук и циркуль, черной ночью мелькнуло крыло;
С мышью возле дисплея перешел на уровень 5
Господин Архитектор, добрый князь мира сего
И бегут фигурки. Кроме тех, кто не хочет бежать
По дороге на полку в кукольный магазин.





Крыжовник

Утром в поле не выйдется,
Как на коньках вверх по лестнице,
И не на что разобидеться,
Что сны не снятся и руки не светятся.

Корили высью нас стаи стрижей,
И зарастали дома темнотой,
И бестолковые черти нажгли свечей
То ли за здравие нам, то ли за упокой

За теплые  гнездышки,
За картонные солнышки,
За крыжовник -  смородину
Преданной Родины.

И отпадет  перекладина,
Не крест - осиновый голый кол.
Цветы одним миром крадены
С чужой могилки  на торговый стол.

Кричали, мерялись силою слова с высотою,
И так пизделось, свистелось - сполна...
Подрезал крылышки снежный конвой,
Пришла зима. Ну  что ж, да здравствует Зима!

За теплые гнездышки,
За картонные солнышки,
За крыжовник - смородину
Преданной Родины.

Скоропостижно прервет теплый сон,
Совсем невежливо ставни сорвет
Чужое судное Небо со всех сторон,
Чужое, гневное, где нас ничто не ждет.
И обнаружится лишь - ах, как хотелось жить
До слез, соплей, и  от обиды в бетон кулаком,
Но все по чести, и  Некому простить
Все, как те девять грамм, что в срок и поделом.

За теплые  гнездышки,
За картонные  солнышки,
За крыжовник -  смородину
Преданной Родины.

А колесо, оно всегда право,
Когда кому по ободом темно.
И тело примет да поймет земля,
А сорная душа, как  мерзлая трава.
Коси ее коса, пали  ее коса
Весной дотла.
Пали ее, коса, весной дотла!
И ночка - Снежная Волчица не сожрет рассвет.
Обнимет солнце новорожденную степь,
И никого в степи той н е т.

Курская

Падали иконами в грязь
Посреди земной красоты,
А красота умирала из-за нас
На руках матери.
А красота умирала из-за нас
На руках матери.

Ветер дул не на шутку и погоны сорвал,
Давили поле хлеба танки фашистские.
Горела хата родная - снаряд попал.
В хате остались родные и близкие.
Горела хата, та, что с краю - снаряд попал.
В хате остались родные и близкие.

Конечно же, во всём виноваты часы -
Они не врут, железяки проклятые:
Хоть пошли их на три, да хоть расколоти -
Два раза в сутки нас балуют правдою.
Хоть пошли их на три, да хоть расколоти -
Два раза в сутки нас балуют правдою.

Горят леса с детдомами, упадёт самолёт -
Коль не упал ещё - дымятся санки на спуске,
А мы сидим в кабаке, ждём, когда Пасха придёт,
И повторяем, как молитву: "Мы русские!"
А мы сидим в кабаке, ждём, когда Пасха придёт,
И повторяем, как молитву: "Мы русские!"

Падали иконами в грязь
Посреди земной красоты,
А красота умирала из-за нас
На руках Матери.
А красота умирала из-за нас
На руках Божьей Матери.

6 мая 2003г.


Лимоновский Блюз

E               A
Респектабельно одетая middle-clаss wоmаn,
A                E
Толстая, как свинья,
E                  A
Опасливо косясь, сожмет чемоданы,
A                    E
Ей теперь не заснуть до утра.

A                   C
Не устранит ее страхов даже томик Маркузе
A                    Н7
В моих "наркоманских" руках.
E          A
Ну и пусть, в своих подозреньях
C                Н7               E
Она совершенно права: я социально опасен.
A       E
Я социально опасен.

Моментально подняв деревянную бдительность,
Синеют при встрече менты.
Необходимо проверить мои документы,
И обшмонать на предмет травы.

И даже если постричься и одеться в цвет хаки -
Ауру не уберешь.
Они учуют, мент и в Африке мент
И его не наебешь.
Я социально опасен.

Ветеран жлоб-движения пьет свою водку,
И водка уже не идет.
Он гордится золотыми зубами
И числом разбитых им морд.

Его рука ностальгически ищет заточку
В кармане обоссанных брюк.
Но он верит, на смену придет молодежь
И неформалам наступит каюк.

В моем кармане - бутылка с зажигательной смесью
И листки красно-коричневых партизан.
Мои цели, вероятно,- пристрелить президента
И уронить Останкинский телебашенный кран.

Вероятно, утащить водородную бомбу
И затолкать героин в водопровод.
Меня лучше расстрелять под первым забором,
Вероятно, я даже играю панк-рок.
Я социально опасен.
Написана после сидения на ночном вокзале в городе Петушки по дороге домой. Жлоб
С заточкой, перепуганная обывательница и серые привидения - персонажи реальные.
Наркотиков, естественно, не было - я их не употребляю - зато были очень длинные
Волосы, джинсы с дырой и лимоновская книжка про "дисциплинарный санаторий" в
Руках, что и послужило поводом ...


Макондо

Dm     G      A7       Dm
Ничего не объяснили нам, лишь падали листья.
Dm     G      A7       Dm
Ничего не оставалось, как в подушку лицом.
Gm      B     A7   Dm  B
Перебили всю посуду в поисках смысла,
Gm       Dm        A7          Dm
Но не простили никого под бесконечным дождем.

Кто-то спрашивал: "За что?", кто-то в лучшее верил.
Кто-то им смеялся вслед и стоял в стороне.
Но не открылись никому долгожданные двери
За тридевять надежд в обетованной золе.

E|---0-1-0---0-1---0-1-0-1-3-5-6-5-----0-1-0---0-1---1-0-1-3-0-1----
H|-3-------3-----3-------------------3-------3-----3-------------3--
G|------------------------------------------------------------------



Масленица

Проваливаясь в тени тополей на насте,
Словно в трещины,
Я больше не могу назад
Все ангелы - пощечины, все дома - гостиницы,
Все посохи и камни - из пустоты
Все стрелки стали одной компасной, упрямою
С ее конца святой водою яд
А из-под наста звездное зверье -
и тропкой млечною твои следы,
одни твои следы

все шахматы фигурки, клетки черно-белые
сплавились, сгорели, расцвели боевой ничьей
огненные голуби рвали душу - чучело 
на ярмарке - гулянке, на (не цензурное слово), на клочки
а снег притворяется, что спит, 
притворяется, что бел, 
притворяется, что жив, 
вскормленный зимой, 
но воровской, незваный, беззаконный,
из-под снегов всех дым тлеющей травы
солнце изнутри билось, выгоняло
реки-вены прочь из берегов
ничего не будет, ничего не надо,
ничего не свято - подбавляй дрова
царская охота, лес невидимый , жестокий
ужас загнанного зайца в глазах богов
сквозь трещины на камне облаков и звездных карт
cвет полей зеленых Родина моя весна
моя весна огня

проваливаясь в тени тополей на насте
словно в трещины я больше не хочу назад
радуйся, пляши победу, моя смерть, 
здесь я - прорастет зерно
Прорастет, сцуко, так мое зерно
что клочки по закоулочкам полетят
поищешь вдоволь пятые углы
всех комнат, где когда-то было мне темно
корми меня землей в дуэль
в десять шагов - чем ближе, чем точней
тем быстрей сломишь зуб-косу
пойдешь за мной как милая
тьмою под пинками слепнуть от креста
а после обгорелыми глазницами
кому-то пить живой водой зарю

где по следам окопов алым светом навсегда
весна огня
моя весна огня


Матрица

История закончилась по всей Ойкумене -
Наступила череда дней и лет.
Искали выхода из лужи наши щуплые тени -
Кто был умней, знал, что выхода нет.
Иду по уличному дну меж девятиэтажек.
Рекламы светятся, у них все allright.
Я верю в белый снег, а от тебя мне остались
Сны и 16 килобайт.

В тревогах присутствий сердце волнуется.
Нажмет Бог DELETE поутру.
Мой адрес не дом и не улица.
Мой адрес - "собака" мейл ру.
Мой адрес  не дом и не улица...

Не трожь хрустальную мечту моего детства -
Зачем мне твоя реальность, болван?
Это твоя реальность, ты такой уродился,
Тебе дали к ней в нагрузку стакан.
Советовал Мороз в новогоднюю полночь
Феньке бисерной моей рваться вдали от свиней,
От ручьев, из которых хоть раз пила сволочь,
Последних и позапрошлых людей.

Good bye, Мартин Хайдеггер -
Пришла "метафизика"
Сквозь мертвого неба дыру.
Мой адрес не морг и не клиника.
Мой адрес - "собака" мейл ру.
Мой адрес  не дом и не улица...

Еще один пошел на побег из "зоны" -
Поломан стул и разбито лицо.
Кому-то правила игры, кому-то законы,
Кому-то под красной крышкой темно.
А небо созвездий желало здоровья -
Взгляд его, что чернел сквозь двойное стекло
Люди из жалости к себе полагали любовью,
Хоть в нем читалось, скорей, "все равно".

Чего-то не верится, чего-то не дышится.
И где-то нами играют в игру
Не альфа, не омега, не ижица -
Мой адрес - "собака" мейл ру.
Мой адрес  не дом и не улица...

Левосторонним колесом, пулеметным огнем,
Ядом и кинжалом, кастетом, кирпичом
Под флагом блядства всех и каждого во имя иллюзий
Завидуют танкам перееханные люди.
Волчата отвыкали мамку сосать.
У "неба" и "земли" ОДНА НАУКА- УБИВАТЬ
ОДНА ДОРОГА - УБИВАТЬ
ОДНА СВОБОДА -УБИВАТЬ
ОДНА НАДЕЖДА- УБИВАТЬ

В тревогах присутствий сердце волнуется.
Нажмет снег  DELETE поутру.
Мой адрес не дом и не улица.
Мой адрес - "собака" мейл ру.
Мой адрес  не дом и не улица...

март 2000 г.


Мы Будем Жить Долго

Маленький кораблик плыл прочь от тебя
По течению или так, куда глаза глядят
А куда они глядят? - что рай, что ад
Лишь бы оттуда, где не простят.

Чтобы тихо напиться и все забыть,
Чтобы тихо уснуть и все забыть,
Чтобы тихо исчезнуть и все забыть,
Чтобы тихо что угодно и все забыть.

Как горели пробки, как летели планки,
Как поверх давила, ездила пьянь-вечность на танке
И те, кого Бог любит умирали молодыми,
Ну а мы тусовались совсем с другими.

Мы будем жить долго.

Там у них, у богов, сегодня застолье -
Поминки потому, что мы звали любовью.
У нас это словечко рифмуется "кровью"
А они не знают, что это такое.

Говорил бог богу: "Конечно на кой нам,
Но объясни, что эти люди называют словом "больно".
Мы думали, мы можем быть заних спокойны,
А они себя ведут как-то недостойно"

Так разговаривали боги, а я сегодня пил
И вчера тоже пил, а зачем - забыл.

Мы будем жить долго.

А вчера что-то очень неплохо светилось.
Светилось, святилось, жаль вот позабылось.
Не горела свечка, земленела прохлада,
То ли так вышло, то ли так надо.

Захотел повыебаться - дескать крылья из воска
Руками в карманы, головою в доски.
Доски то гнилье, но что-то черное между:
То ли это тьма, то ли это надежда -

Мы будем жить долго.
Одно время полагал, что эта песня будет заглавной на альбоме. Дьявольская смесь
Раскаяния, отчаяния, богоборческого бунта и откровенной истерики, как и в песне
Под названием "Белая". Сейчас ни ту ни другую не пою. Не люблю я истерики...






Тексты будут продолжены с буквы "Н" в ближайшее время.

Инфо с сайтов: nepomn.ru, artvit.ru, nomorelyrics.net.

0


Вы здесь » РОССИЙСКИЙ РОК-ФОРУМ » Тексты песен » Александр Непомнящий - тексты песен и аккорды